Зима близко. Москву наводнили Синие Ходоки

Юмор

Юмористическая зарисовка

Забрезжил рассвет. Москва просыпается и набирается сил перед новым рабочим днем. По квартирам пополз терпкий аромат свежезаваренного кофе, кое-где тишину нарушает ни с чем не сравнимая мелодия будильников и нецензурной брани…

А по улице, в одиночку или с товарищами, идут они. Лохматые, в грязной, порой и рваной одежде, с синими лицами и глазами одержимых. Идут медленно, покачиваясь. Спотыкаются, но не останавливаются. Ускоряют шаг, увидев на горизонте объект немыслимого вожделения. Дыхание обрывается, рот наполняется слюной, в глазах загорается голод… жажда…

Думаете, начался зомби-апокалипсис? Нет, речь всего-навсего идет о любителях промочить горло чем-нибудь покрепче яблочного сока, известных в народе как Синие Ходоки. А объектом вожделения является обыкновенный киоск или магазин. Но давайте ближе к классике — остановимся на киоске, и продолжим.

Зима близко. Москву наводнили Синие Ходоки
С утра пораньше Ходоки подтягиваются к месту сбора

Сонная продавщица уже знает, кто стучится к ней спозаранок, и, как обычно, тянется за бутылкой. Клиент по ту сторону от окошка лихорадочно шарит в кармане, выскребая оттуда последнюю мелочь. На шершавой ладони — мелочь вперемешку с табаком и еще каким-то мусором, и жутко помятая 50-рублевая купюра. Настоящее богатство! Жаль расставаться, но надо. Мелочи на все не хватит.

Дрожащей рукой, подгоняемый собратьями, Синий Ходок протягивает в окошко свои накопления. Глаза товарищей загораются мистическим блеском, когда в окошке появляется сосуд с заветным эликсиром. Источником силы. Синий Ходок бережно, словно дитя, прижимает его к себе. Бросив на собратьев снисходительный взгляд, гордой поступью бычка из знаменитого стихотворения А. Барто, удаляется в свои хоромы.

Это — почтенный Петр, Король Спирта. Гроза и объект поклонения местных Ходоков. О нем давно сложены легенды. Никто не знает, как Петр стал тем, кем стал, но теорий множество. Зачастую он пребывает не в духе, но иногда, находясь в хорошем настроении, допускает собратьев до созерцания Святой Святых — небольшой московской квартирки, которую делит с верным спутником жизни. Является им благороднейший рыцарь помоек — Сир Барсик по прозвищу Облезлый.

Зима близко. Москву наводнили Синие Ходоки
Очень приятно, Царь!..

Когда-то у Петра жена была. Поговаривают, что Король Спирта и потомством обзавелся. Но королева изменницей оказалась. Предала доверие супруга, врагу преклонившись. Мужа за собой утянуть хотела, да только не дался он. Выстоял бой. И обманчивые картины с изображением Трезвой Гавани разорвал да выбросил. Не ступит он туда, не предаст многолетние идеалы, не упадет в глазах собратьев.

С тех пор, как жена во вражий стан перебралась, возгордился собою Петр. На собратьев, словно на слуг, смотреть стал. Они уж ему и эликсир добывали, и вражеские армии во главе с бабой Нюрой от порога отгоняли, даже Сира Барсика от собачьей своры спасли. После битвы той жестокой рыцарь помоек и обзавелся своим прозвищем — всю шерсть с правого бока зубастые неприятели содрали.

Не оценил трудов великих Король Спирта, не подпустил свиту к себе ближе, чем положено. Так и пришлось бедолагам довольствоваться текущим положением да хвалиться перед собратьями из других районов дружбой с самим Петром.

Возвращаются товарищи домой, проходят мимо подъезда Короля. Глядь — а он уж на ложе любимом почивает. Нежно обнимая теперь уже пустой сосуд, возлегает Петр на облезлых досках допотопной скамейки. Улыбка на лице светится счастьем. Видно, в места прекрасные во сне унесся.

Зима близко. Москву наводнили Синие Ходоки
На свежем воздухе и сны хорошие снятся

А Москва уж проснулась. Враги, что Петра и верных собратьев изничтожить день ото дня хотят, проходят мимо ложа, злобой давятся. Хотеть-то — одно, да вот силенок побороть Короля нет у них. Уж кого только ни вызывали — все без толку! Ото всех неприятелей Петр скрылся, хоть и пришлось глазищами своими синими созерцать, как поверженную братию в кутузку грузят да везут куда-то. По возвращении те иными становятся. Ходят мимо, почета не выказывают. Словно и не знавали-то Петра. Словно и не получали от него каплю эликсира заветного да не прилегали на ложе его королевское.

А зима близко. Все чаще задувают холодные ветра, льют дожди. Совсем немного времени осталось до снегов. После мирной летней спячки под кустами да в канавах просыпаются Синие Ходоки. Собираются в группы, дабы обсудить планы на грядущий период. Приходят к выводу, что пора бы уже бронировать места в элитных подвалах и канализационных люках. Зима-то суровая грядет.

Зима близко. Москву наводнили Синие Ходоки
Сначала мы их вот так, а потом еще так, ну а там уж и корону из консервной банки можно примерить…

На мусорном баке гордо восседает Сир Барсик Облезлый. Думу думает. Надо бы собрать Синих Ходоков да сообщить последнюю новость. А, может, не сообщать? Может, титул-то по-тихому себе присвоить? Вот только б знать ходоковский язык, чтобы законы свои суровые до них донести! Ну, ничего, он что-нибудь придумает. И не такие дела решал. Как только схоронят Петра, так он сразу трон и займет. Жаль Короля, конечно. Не выдержало дозы эликсира тело его старое, не возвратилась душа из сна глубокого. Но Сир Барсик уже решил, что уход его к лучшему. Хватит этим двуногим, что без питья волшебного жить не могут, приказы ему раздавать. Отныне он станет новым Королем, и свергнет зимою армия Пушистых Ходоков оставшееся без лидера войско Синих, чтобы править московскими улицами единолично.

Настало время перемен.

Зима близко.

≋ Городской портал Москвы ᐈ MoscowFY
Добавить комментарий