VPN — это угроза, но пусть пока будет. Комментарий Георгия Бовта

Министр цифрового развития, связи и массовых коммуникаций сообщил, что обход блокировки интернет-ресурсов не будет наказываться. Вместе с тем несколько недель назад Роскомнадзор провел очередную спецоперацию по блокировке нескольких популярных VPN-сервисов

VPN — это угроза, но пусть пока будет. Комментарий Георгия Бовта

Глава Минцифры Максут Шадаев выступил против введения наказания за использование в России VPN-сервисов. «Кому очень надо, такую возможность будут иметь и дальше», — заявил министр, отметив в то же время, что использование таких приложений не приветствуется. Так какова же позиция властей в отношении VPN с учетом уже ранее сделанных заявлений?

После начала спецоперации на Украине использование VPN для многих стало актуальным на фоне резко возросшего числа заблокированных Роскомнадзором информационных ресурсов. В результате наиболее пытливые все равно имеют доступ к формально запрещенной информации, однако не пытливое, а в чем-то, может, и ленивое большинство удовлетворяется той информацией, к которой не надо пробиваться сквозь firewall. Собственно, это одно из свойств человеческой натуры очень многих людей — потреблять прежде всего ту информацию (и верить ей), которая лежит на поверхности и ее легче получить и которая лучше, комфортнее всего ложится на собственные представления о «прекрасном» в этом мире, — о том, что такое хорошо и что такое плохо. Потому что менять свои представления таким людям бывает именно что лень. Некомфортно.

Цифры, показывающие число тех, кто стал пользоваться VPN после блокировок тех же соцсетей, признанных экстремистскими, сильно разнятся. Потому что не все раскроют свою душу даже тем, кто назвался социологом. Министр цифрового развития считает, что трафик таких соцсетей упал в пять раз. С другой стороны, приходилось встречать оценки, согласно которым количество пользователей VPN-сервисов с января по апрель этого года выросло более чем в 50 раз. По другим данным — всего лишь в 15 раз. В абсолютных цифрах это все равно не превышает, как ни считай, 25-40 млн человек от примерно 100 млн интернет-пользователей в нашей стране. В этом смысле политика Роскомнадзора эффективна.

В начале июня данное ведомство провело очередную спецоперацию по блокировке нескольких популярных VPN-сервисов, сообщив, что такая работа ведется в рамках закона о «суверенном» рунете, а «обход блокировок противоправного контента признается угрозой», а посему работа такая будет продолжена. Не противоречит ли это тому, что теперь говорит глава Минцифры? Нет. Хотя бы потому, что у нас давно уже ничто ничему не противоречит, а все живет и варится в своем нескончаемом многообразии русской жизни, в условиях которой суровость законов смягчается необязательностью их исполнения. Кроме того, уже без шуток, действительно ведь важен баланс.

Роль VPN в современной экономике гораздо шире, чем просто читать «экстремистскую запрещенку» или смотреть порно. Скажем, в Америке две трети активных пользователей интернета, а именно 140 млн человек, имеют VPN, из них миллионов 40 пользуются им постоянно — в том числе по таким «уважительным причинам», как стремление защитить персональные данные при пользовании общественной сетью Wi-Fi. Примерно для трети пользователей таких сервисов это прямо предписано корпорациями, где они работают.

Кстати, в конце 2021 года Роскомнадзор, объявив о введении централизованного управления «в отношении средств обхода ограничения запрещенной в силу закона информации», одновременно обратился к частным компаниям и госведомствам с просьбой сообщить, насколько им для бесперебойной работы нужны определенные VPN-сервисы. Пользующиеся этими VPN компании должны были направить сведения о работе с ними в Центр мониторинга и управления сетью связи общего пользования (ЦМУ ССОП). О результатах такого опроса ничего не известно. С тех пор многие иностранные компании уже успели уйти из России.

Кстати, в США уже давно, а теперь уже и в европейских странах стали активно блокировать IP-адреса из России для захода на многие ресурсы, особенно государственные. В Штатах иногда блокируют вообще все IP-адреса из Европы для доступа на некоторые ресурсы. В том числе этим занимаются провайдеры, сотрудничающие с госслужбами или университетами. В Китае использование VPN как раз является преступлением. Однако даже там власти на практике занимаются в основном блокировкой, а не преследованием пользователей VPN. Кроме того, частным компаниям, прежде всего иностранным, официально разрешается пользоваться лицензированными китайскими властями VPN-сервисами. Полностью заблокировать все VPN власти КНР все равно не могут: если их загрузить до въезда в страну, то многие топовые работают. Поэтому и в России, скорее всего, не удастся заблокировать все VPN-сервисы из имеющихся в мире примерно 200.

И последнее. К вопросу об искомом балансе между чистотой информационного поля и его технологическим обеспечением. Можно ведь добиться таких успехов в «суверенизации интернета», что станет трудно или даже невозможно креативно работать на такой зачищенной поляне квалифицированным айтишникам, которые в условиях полных блокировок, как известно, не живут и не приумножаются числом и умением.