В состав России войдут только Херсон и Запорожье?

В состав России войдут только Херсон и Запорожье?

Херсонская и Запорожская области юга Украины «стопроцентно» присоединятся к Российской Федерации, — заявил глава Крыма Сергей Аксенов.

По словам главы республики, если президент Владимир Путин решил поддержать и защитить тех, кто подвергался насилию, то Россия не уйдет и людей никто не бросит.

«Россия своих не бросает. Сто процентов, это будут субъекты Российской Федерации. В каком они будут формате, как это будет — определит наш лидер», — подчеркнул Аксенов.

По его словам, нет сомнений, что Херсонская и Запорожские области будут российскими регионами, а люди, которые проживают на этих территориях — гражданами России.

«Сегодня мы делаем все, чтобы у них интеграционные процессы происходили быстро, легко. Наш лидер и наша страна своих не бросит», — заключил Аксенов.

Интересно, а как быть с Харьковской, Николаевской и Одесской областями? Их присоединять не планируют?

Впрочем, не очень ясно и с Херсоном и Запорожьем. За последние месяцы оттуда звучало немало противоречивых заявлений о времени проведения референдума о присоединении к России, так и о целесообразности плебисцита как такового. В Кремле также не вносили ясности в этот вопрос, давая размытые формулировки о необходимости самим жителям региона решать их судьбы.

Откуда тогда у Аксенова «стопроцентная уверенность»?

— Совершенно очевидно, что эти освобожденные области решают множество экономических и политических задач, — убеждена председатель Союза политэмигрантов и политзаключенных Украины Лариса Шеслер.

— Россия получает порты Бердянска и Херсона, Крым получает воду, весь регион становится единым хозяйственным комплексом, связывающим Крым с Россией по короткому безопасному пути. Но главная причина уверенности в необратимости процесса — это невозможность возвращения этих территорий Украине без угрозы новой войны с Россией.

«СП»: — Аксенов говорит о решении вопроса, в каком формате будет происходить присоединение. А какие вообще возможны форматы?

— Полагаю, форматом может стать и объединение с Крымом в единый регион Таврия, и формирование областей в качестве федеральных субъектов. Надеюсь, что исключен вариант интеграции в качестве республик, непризнанных нигде, кроме России.

«СП»: — С референдумом в Херсонской области непонятно ничего. Местные власти говорят, что о то будет вот-вот, то будет после завершения СВО. В Москве еще боле уклончиво отвечают. Принято ли решение или еще нет?

— Организация референдума — сложный политический процесс, требующий больших административных усилий. Если в Крыму и на Донбассе в 2014 году структура была готова в виде избирательных комиссий, существующих и узаконенных на то время, то на территории освобожденных областей эти комиссии нужно создавать практически с нуля. Этих участковых комиссий нужны сотни, их должны составлять тысячи членов и наблюдателей.

Одним из ключевых условий для проведения настоящего референдума является безопасность и для организаторов референдума и для его участников.

Поэтому, полагаю, что организация референдумов будет перенесена, как минимум, на осень.

«СП»: — Почему речь только о Херсонской и Запорожской областях? А что ж с Одесской, Николаевской и Харьковской областями?

— Прежде, чем проводить референдумы в Одесской, Николаевской и других областях юго-востока Украины, нужно их вначале освободить. Разговоры о референдумах в Херсонской и Запорожской областях ведутся для того, чтобы обозначить невозможность возвращения освобожденных областей в Украину.

Там сейчас налаживается экономическая и социальная жизнь, а для этого простым жителям нужна уверенность, что завтра сюда не придут нацбаты и не расправятся с теми, кто проявил лояльность России.

А до Николаева и до Одессы очередь еще дойдет.

«СП»: — А как быть с Днепропетровской, Полтавской, Черниговской, Сумской и прочими областями, которые не относятся к «западэнщине»? Что с ними делать будут?

— Мы не знаем, кто и как принимает решение о границах распространения денацификации и демилитаризации на территории Украины. Мы может только надеяться, что есть понимание угрозы существования России со стороны соседнего неонацистского государства, которое накачивают оружием и техникой.

Как бы ни была мала территория, на которой останется формально Украина, это будет постоянным гнойником, который может разорваться. Это касается даже западных областей Украины, области же юго-востока вообще исторически и культурно являются частью России, и должны быть Россией в будущем.

— Сергей Аксенов — одна из ключевых фигур Русской весны 2014-ого года, — отмечает политолог Андрей Дмитриев.

— И то, что он говорит про присоединение бывшего юга Украины к России, хотят слышать русские патриоты. Вопрос в том, насколько его слова стыкуются с реальностью.

Во-первых, этот самый юг далеко не освобожден за 100 дней спецоперации. Главными успехами остаются взятие Херсона (с минимумом разрушений и жертв) и Мариуполя (обратная ситуация). В Запорожской области занято менее половины территории, областной центр находится под контролем Киева. Как и Николаев, и Одесса. Сохраняется военная угроза Приднестровью и проживающим там гражданам РФ.

Во-вторых, тезис «Россия не уйдет», к сожалению, не всегда реализуется на практике. Что мы видим на примере вывода войск из-под Киева, Сум, Чернигова и неустойчивой ситуации под Харьковом.

Ну и в-третьих, хотелось бы услышать подтверждения слов Аксенова от Верховного главнокомандующего. И — как уже было сказано — чтобы заявления руководства страны не расходились с делом.