Тюрьмы Донбасса начинают «ломиться» от пленных

Тюрьмы Донбасса начинают «ломиться» от пленных

Число украинских пленных в Луганской и Донецкой народных республиках насчитывается около 8 тыс, при этом оно растет, заявил посол ЛНР в России Родион Мирошник.

«Пленных много. Конечно, их больше на территории Донецкой Народной Республики, но у нас тоже хватает, и сейчас общая цифра где-то в районе 8 тыс. Это очень много, и каждый день добавляются буквально сотни», — сказал он.

При этом Мирошник убежден, что число пленных и погибших украинских военнослужащих в Донбассе будет увеличиваться, так как их командование вместо подразделений регулярной армии или националистических формирований перебрасывает в районы боевых действий части территориальной обороны, недавно набранные из гражданского населения.

«Сейчас идет активное наступление в сторону Славянска, Краматорска, много есть небольших укрепрайонов, и цифра, на мой взгляд, будет увеличиваться, причем цифра как пленных, так и погибших, то есть сейчас вместо подготовленных подразделений Вооруженных сил Украины и тех же нацбатов, то есть натасканных военных, на передовую бросают тербаты», — пояснил он в эфире Соловьев Live.

«Это люди, которым дали в руки оружие и, по сути, обещали, что они будут защищать свои огороды, стоять на блокпостах где-нибудь тысячи за две километров от линии соприкосновения. А их погрузили на поезда и привезли в Донбасс. Они сейчас достаточно массово сдаются и гибнут, потому что они не готовы к ведению этой войны», — констатировал посол ЛНР.

— Цифра в 8 тысяч вполне реальная, — убежден историк, публицист, постоянный эксперт Изборского клуба Александр Дмитриевский.

— Украинские войска терпят поражение, и массово сдаются в плен. Надо понимать, что мотивированность у украинских карателей неоднородная. Есть идеологически «прокачанные» нацбаты, а есть мобилизованные ради того, чтобы заткнуть брешь. И есть контрактные части, где служат именно ради службы и причитающихся на ней «плюшек». Понятно, что все эти люди будут вести себя по-разному.

Ещё немаловажный момент: украинским карателям предлагаются достаточно почётные условия капитуляции: им гарантируют жизнь и гуманное обращение. Чего, кстати, совершенно не предоставляет им их родное командование. Вот и сдаются бандеровцы.

—  Это официальная цифра официального должностного лица, — отмечает политолог, председатель Крымской региональной общественной организации «Центр политического просвещения» Иван Мезюхо.

— Давайте воспринимать её именно таким образом. На мой субъективный взгляд, 8000 — это немало.

«СП»: — Есть ли условия для их размещения? Что с ними делать? Отправлять на восстановительные работы?

—  Мое мнение — именно нацбатовцы должны восстанавливать города, которые они же разрушали. ВСУушники, причастные к военным преступлениям, также должны заняться строительными работами. По всем остальным решения могут быть приняты в том числе и военными трибуналами.

«СП»: — А что с обменом? Киев ведь не признает Донецк и Луганск и хочет говорить только с Москвой. Реально ли наладить обмен в этих условиях?

—  Обмен — вообще болезненная тема, особенно когда в него попадают националисты. Мне кажется, что сейчас, когда союзные армии демонстрируют успехи, речь о ближайшем обмене не ведётся.

«СП»: — В чем, по- вашему, причина столь массовой сдачи в плен? Мирошник считает, что число пленных будет расти. Можно ли с ним согласиться?

—  Мне кажется, что тенденция по массовой сдаче украинских военных в плен наметилась после событий на «Азовстали». Я не занимаюсь шапкозакидательством, но украинское государство находится на завершающей стадии своего существования.

«СП»: — На Украине уже предлагают убивать сдающихся в плен и дезертиров. Это уже никого не пугает?

—  А чему вы удивляетесь? Нацисты ведут себя как нацисты. Денацификация — архиважная задача специальной военной операции.

«СП»: — По-вашему, что ждет всех пленных после завершения СВО? Кто и как будет решать их судьбу?

—  Отдельные личности могут быть приговорены к смертной казни. Кого-то обяжут восстанавливать Донбасс. Кто-то сядет в тюрьму. Будут и те, кого поразят в правах. Кого-то отпустят. Вариантов много.

—  Если в феврале-марте украинские военнослужащие сражались упорно, и счет пленных шел на сотни, со второй половины апреля и в мае пошли массовые сдачи ВСУшников, тероборонцев, нацгвардейцев и того самого «Азова» *, — говорит секретарь политсовета «Другой России Э.В. Лимонова»** Александр Аверин.

— Точные цифры ранее не назывались, но по приблизительным оценкам число пленных комабатантов противника — как раз в районе 8−10 тысяч человек. Часть из них должна находиться и в России — вряд ли их повезли в донецкие колонии из-под Киева или Харькова. Кроме того, на некоторое количество украинских военнослужащих СК РФ ранее, до 2022 года, завел ряд уголовных дел. Эти военнослужащие находятся в российских СИЗО, с ними проводятся следственные действия.

«СП»: -Где их всех размещать?

— В суровые 1940-е годы в стране нашлись условия для размещения миллионов германских военнопленных, так что в наше довольно благополучное время для нескольких десятков и даже сотен тысяч пленных ВСУшников места найдутся тем более. Стоит вспомнить, что число заключенных в России уменьшилось в два раза по сравнению с ситуацией двадцатилетней давности, с миллиона до полумиллиона. Переформировать колонию в лагерь для военнопленных, как показывает опыт донецкой Еленовки, большой проблемы не составляет.

«СП»: — Возможен ли обмен?

— Безусловно, и можно и нужно обменивать на не совершавших военные преступления ВСУшников (ни в коем случае не на бандитов из «Азова»). Мы можем позволить себе льготный курс — один российский военнопленный к двум или даже к трем украинским. В то же время менять всех на всех нашей стороне невыгодно — соотношение один к 15 или к даже 20 к тому не располагает.

Большая часть украинских военнопленных вернется домой уже после окончания военного конфликта. Кому-то из них, безусловно, придется поработать на восстановлении разрушенных городов Донбасса. Свою вину они искупят трудом.

«СП»: — Мирошник считает, что число пленных и погибших украинских военнослужащих в Донбассе будет увеличиваться, так как их командование вместо подразделений регулярной армии или националистических формирований перебрасывает в районы боевых действий части территориальной обороны, недавно набранные из гражданского населения. Согласны с ним?

—  Регулярная армия Украины понесла значительные потери. Командованию ВСУ приходится затыкать дыры на фронте бригадами территориальной обороны. Кроме меньшей обученности и меньшей стойкости бригада теробороны от регулярной бригады ВСУ критически малым количеством артиллерии. Стандартом является одна минометная батарея на бригаду. В условиях мая 2022 года это чертовски мало.

К примеру, батальонно-тактическая группа ВС РФ, уступая в численности бригаде теробороны в шесть раз, имеет на вооружении дивизион самоходной и дивизион реактивной артиллерии, то есть превосходит бригаду теробороны в весе залпа на два порядка. Все, что остается украинским тероброновцам — бессильно погибать под огнем русских «богов войны». Вот и приходится служащим теробороны записывать послания в на ютьюбе, бежать с позиций, или сдаваться в плен.

«СП»: — Ранее Зеленский говорил, что в рядах ВСУ воюют уже 700 тысяч, а Резников обещал довести эти цифры до миллиона. Удастся ли им это, и что ждет всех этих людей?

—  Надо понимать, что армия — это не толпа людей с автоматами. Войны выигрывает логистика. Цифра в 700 тысяч — это общее численность военизированных формирований Украины — пограничников, Нацгвардии, СБУшников, полицейских подразделений, теробоорны, и, наконец, ВСУ.

Как я уже говорил ранее, боевая ценность этих подразделений различается радикально. Регулярные бригады ВСУ — это серьезный, мотивированный и умеющий воевать (в условиях мая 2022 это, прежде всего, применять артиллерию) противник. Боевая ценность других подразделений может достигать даже отрицательной величины — так как всех этих тероборонцев надо еще и кормить, снабжать горючим и необходимым снаряжением, провозить их через «узкие места» транспортной системы.

В командовании ВСУ сидят не идиоты, ровно поэтому значительная часть подразделений теробороны тусит на Западной Украине на подножном корму. Так что нехай поднимают численность теробороны хоть до миллиона. Пока у бригад теробороны нет необходимого количества артиллерии и обученных офицеров с боевым опытом, они не представляют собой особой угрозы.