Священники и КГБ

Статьи о Москве

Одним из самых больших провалов гласности считается путч, устроенный в августе 1991 года для сохранения СССР. В январе 1992 года была создана Комиссия Президиума Верховного Совета России, расследовавшая причины и обстоятельства путча 1991 года, в отчетах которой было отмечено, что в течение нескольких десятилетий руководителями Московского Патриархата были агентами КГБ и многие из них стояли за организацией путча. Получается, что в течение всего периода существования Советского союза в так называемой Советской православной церкви служили агенты КГБ, которые собирали информацию об инакомыслии среди населения, контролировали богослужения, доносили в Пятое управление информацию о шпионах и врагах власти. Преемница КГБ Федеральная служба безопасности отрицает такие факты и говорит, что священники не имели в СССР никакого отношения к государственным органам. А вот воспоминания бывших служителей церкви, носивших под рясой пистолет и форму, говорят об обратном.

Священники и КГБ

Проект «Русская православная церковь-1945»

Поместный Собор 1945 года, избравший Патриарха Алексия I (Симанского) и принявший нынешнее название церкви, был организован и проведен советской политической полицией. В одном из опубликованных документов говорится, что делегаты Собора в январе 1945 года были выбраны из числа «лиц, которые пользовались большим религиозным уважением среди духовенства и верующих и в то же время доказали свою ценность в рамках разведывательной или патриотической работы».

Собор, первое подобное собрание после революции 1917 года, постановил, что впредь церковь будет называться «Русской Православной Церковью». (Одно из названий, используемых до революции, было «Православная католическая греко-русская церковь», но официальные названия менялись).

Широко распространено мнение, что собор 1945 года был жизненно важен для церкви при советской власти: надежность Патриарха Алексия помогла вернуть в лоно многих скрытно-верующих, которые уклонялись от предыдущего Патриарха Сергия (Страгородского) из-за его публичных высказываний на верность Сталину (иначе ни он, ни церковная организация не выжили бы).

По мнению радикально настроенных верующих против советской власти, большевики полностью разрушили каноническую православную церковь, которая существовала от Крещения Руси до революционных дней 1917 года.

Согласно этому мнению, Московский Патриархат – это организация, которая может проследить свою историю только до 1943 года, когда Сталин вызвал в Кремль трех высокопоставленных епископов того времени и сказал им, что готов легализовать Православную Церковь и открыть ее заново церкви и семинарии.

Полковник КГБ Георгий Карпов, подпись которого стоит на письме, инструктирующем руководителей местных КГБ о порядке отбора делегатов на Собор 1945 года, был награжден орденом Трудового Красного Знамени за организацию мероприятия. Он был известен крайней жестокостью во время Великой чистки. Он также является частью истории церкви: в течение семнадцати лет он возглавлял Совет по делам Русской Православной Церкви, то есть де-факто управлял церковью так же, как и Обер-прокурор Синода Священной Пресвятой Богородицы.

Он впал в немилость при Хрущеве за сопротивление закрытию приходов. Никита Хрущев, сменивший Сталина, был намного жестче в отношении религии, чем Сталин 1940-х и начала 1950-х годов.

Публикация архивов КГБ опоздала на двадцать лет. Это могло бы повлиять на весь ход истории церкви, если бы это случилось в 1990-е годы. Доказательство глубокой связи церковного руководства с КГБ могло скомпрометировать церковь перед верующими и новой властью.

Но документы были похоронены в архивах, пока церковь канонизировала тысячи жертв государственного террора, пользовалась поддержкой народа как многострадальное учреждение и возвращала свою собственность.

Сегодняшняя Русская Православная Церковь – это устоявшееся учреждение с неприступной харизмой и восторженными, хотя и поверхностными, последователями. 71% опрошенных россиян считают себя православными, 6 % из них ходят в церковь каждую неделю и 17 % молятся каждый день, согласно отчету исследовательского центра Pew под названием «Религия и национальная принадлежность в Центральной и Восточной Европе».

Для сравнения, 55 % американцев молятся каждый день, говорится в отчете Pew. Не так уж далеко и данные российских опросовных агентств. Например, согласно опросу ФОМ (Фонд общественного мнения) 2014 года, 68% респондентов называют себя православными, хотя 61% никогда не причащались, а 63% ходят в церковь один раз в год или реже.

Тем не менее, более половины россиян верят в религиозные чудеса. А Русская Православная Церковь – могущественный источник всего чудесного. Фактически, единственное, что действительно объединяет самопровозглашенное православное большинство, это вера в чудеса.

Священники и КГБ

Результаты работы Комисии

Вернемся к Комиссии Президиума Верховного Совета России. Ее члены – Л. Пономарев, В. Полосин и о. Глеб Якунин – получили доступ к архивам четвертого, церковного отдела Пятого управления КГБ (тут работал будущий президент России Владимир Путин), и выяснили, что митрополиты Крутицкий Ювенал, Питирим Волоколамский, Филарет Киевский и Филарет из Минска все были агентами КГБ с кодовыми именами «Адамант», «Аббат», «Антонов» и «Островский».

В 1989 году председатель Совета по делам религий Харчев подтвердил, что Русская православная церковь строго контролируется Центральным комитетом Коммунистической партии, особенно его идеологическим отделом, и КГБ. Опять же, Виктор Шеймов, бывший майор КГБ, ответственный за модернизацию системы безопасности связи КГБ до своего бегства в 1980 году, описал Пятое управление как «ответственное за подавление идеологического инакомыслия, управление Советской православной церковью и создание основы для подрывное продвижение Первого главного управления благоприятного мнения о положении и политике страны».

Одной из задач Шеймова было призвать агентов для проникновения в «Советскую православную церковь». В 1992 году бывший агент КГБ А. Шушпанов описал свой опыт работы в Отделе внешних церковных связей Московского Патриархата. Он сказал, что большинство людей, которые там работали, на самом деле были агентами КГБ.

Но именно отчет комиссии от 6 марта содержал самые шокирующие разоблачения: «Агенты КГБ под псевдонимами Святослав, Адамант, Михайлов, Нестерович, Огнев и другие совершали поездки за границу, организованные Управлением внешних связей Русской Православной Церкви [который возглавил митрополит Кирилл (Гундяев), будущий патриарх], выполняя поручения, возложенные на них руководством КГБ. Характер их миссий показывает, что это ведомство было неразрывно связано с государством и превратилось в тайный центр агентов КГБ среди верующих».

Еще раз: «Комиссия обращает внимание руководства Русской православной церкви на то, что ЦК КПСС и органы КГБ использовали в своих целях ряд церковных органов, вербуя и подсаживая агентов КГБ. Такое глубокое проникновение агентов спецслужб в религиозные объединения представляет серьезную угрозу для общества и государства. Таким образом, агентства, призванные обеспечивать безопасность государства, могут оказывать неконтролируемое влияние на религиозные объединения, насчитывающие миллионы членов, а через них — на ситуацию в стране и за рубежом».

Среди выводов комиссии можно найти и слова главы КГБ Юрия Андропова в адрес Центрального Комитета где-то в 1970-х годах: «Органы государственной безопасности держат под контролем контакты Ватикана с Русской Православной Церковью…»;  «На 6- й Генеральной ассамблее Всемирного совета церквей в Ванкувере религиозная делегация из СССР состояла из 47 (!) агентов КГБ, включая религиозных деятелей, духовенство и технический персонал» (июль 1983 г.); «Самыми важными были поездки агентов «Антонов», «Островский» и «Адамант» в Италию для бесед с Папой Римским по вопросу о дальнейших отношениях между Ватиканом и Русской Православной Церковью, и в частности по проблемам униатов» (1989).

Комиссия также установила, что сам патриарх был агентом с кодовым именем «Дроздов» (считалось, что он имел звание майора). Это не было обнародовано, потому что члены парламентской комиссии сказали патриарху, что они не назовут его в качестве агента, если он начнет убирать дом в церкви и признает широту сотрудничества между церковью и КГБ. «Пока мы молчим, потому что хотели дать патриарху шанс», — сказал Александр Нежный, журналист, который сказал, что его сравнение архивов и церковных бюллетеней убедило его в том, что Алексий II действительно «Дроздов»».

Священники и КГБ

Другие отчеты

Более поздние расследования подтвердили этот факт. Так, 18 марта 1996 г. эстонская газета Postimees опубликовал следующий отчет КГБ по Эстонской ССР: «Агент« Дроздов», 1929 года рождения, священник православной церкви, имеет высшее образование, степень богослова, в совершенстве владеет русским и эстонским языками, а также немного немецким языком. Он вступил в армию 28 февраля 1958 года из патриотических чувств, чтобы разоблачить и изгнать антисоветские элементы среди православного духовенства, с которым он имеет связи, что представляет первостепенный интерес для органов КГБ. При зачислении на военную службу было принято во внимание, что в будущем (после обеспечения его практической работы) он будет повышен по имеющимся каналам до епископа Таллиннского и Эстонского. В период сотрудничества с органами КГБ «Дроздов» проявил себя положительно, точен в отчетах, энергичен и общителен.

Парламентская комиссия была закрыта Председателем Верховного Совета Русланом Хасбулатовым по настоянию патриарха Алексия и главы КГБ Евгения Примакова. Один из членов комиссии о. Глеба Якунина обвинили в разглашении государственных секретов США и пригрозили частным преследованием Отец Глеб в 1994 году он писал Патриарху: «Если Церковь не очистится от заразы шпиона и доносчика, она не сможет возродиться. Только один архиепископ – архиепископ Литовский Златоуст – имел смелость публично признать, что в прошлом он работал агентом, и раскрыл свое кодовое имя: РЕСТАВРАТОР. Однако ни один другой церковный иерарх не последовал его примеру. 

 «Среди наиболее известных агентов прошлого ДРОЗДОВ – единственный из церковников, официально удостоенный награды КГБ СССР в 1988 году за выдающиеся разведывательные службы.

Священники и КГБ

В апреле 1992 года архиепископ Вильнюсский Златоуст в интервью сказал: «Я сотрудничал с КГБ… Я сотрудничал, подписывал, проводил регулярные встречи, выступал с докладами. У меня есть псевдоним или ник, как говорится – Реставратор. Я сотрудничал с ними сознательно, так и настойчиво, чтобы следовать своей собственной церковной линии – патриотической линии, как я ее понимал, с помощью этих органов. Я никогда не был доносчиком … Но вместе с теми среди нас, иерархи, еще больше среди священников, есть масса недостойных, аморальных людей. Именно эту аморальность при отсутствии у нас церковного суда и использовал КГБ. Они защищали их от нас, правящих епископов».

В том же году он заявил Архиерейскому Собору МП: «В нашей церкви есть настоящие сотрудники КГБ, сделавшие головокружительную карьеру; например, митрополит Воронежский Мефодий. Он офицер КГБ [кодовое имя ПОЛ], атеист, лжец, которого КГБ постоянно консультирует. Синод единодушно был против такого епископа, но нам пришлось взять на себя такой грех. А потом какой у него был взлет!» По словам бывшего агента КГБ Константина Преображенского, Мефодий на самом деле был не только агентом КГБ, но и «штатным офицером ГРУ, Главного разведывательного управления Минобороны». В КГБ таких людей называют «офицерами с глубоким прикрытием». В нынешнем Московском Патриархате их немало».

В своем письме в 1995 году американский исследователь Джон Данлоп пришел к выводу, что «подавляющее большинство из нынешних ста девятнадцати епископов Московского Патриархата были рукоположены в епископство до августа 1991 года. Это говорит о том, что каждый из этих епископов прошел тщательную проверку и проверку обоими идеологический аппарат Коммунистической партии и КГБ».

Епископы были внесены в номенклатуру ЦК КПСС, и каждый утверждался Идеологическим отделом. Свидетельство на будущего епископа готовило Пятое управление, которое вместе со шпионской службой осуществляло общий надзор за Церковью.

Священники и КГБ

Иностранные вербовки

Патриарх Грузинский Илия был зачислен в качестве агента КГБ в 1962 году – и остается у власти сегодня, в 2018 году. Митрополит Польский Савва был завербован коммунистическими силами безопасности Польши в 1966 году под кодовым именем «Юрек». Другой лидер польской церкви, митрополит Василий, также был агентом.

В румынскую иерархию проникли досконально. Так был болгарин. Митрополит Банатский Николай (Корнеану) признался, что сотрудничал с Секуритате, румынским эквивалентом КГБ, и лишил сана священника о. Джордж Кальчиу по ложным политическим причинам, тем, не менее, заявил, что, если бы он не пошел на такие компромиссы, он был бы вынужден покинуть свой пост, «что в условиях того времени не было бы хорошо для церкви». 

Первым сербским патриархом, который стал агентом югославского эквивалента КГБ, был Патриарх Герман примерно с 1960 года. Этот факт вызвал от архиепископа Джорданвильского Аверкия справедливое требование, чтобы Русская Зарубежная Церковь прервала всякое общение с Сербской Церковью. К сожалению, РПЦЗ пошла в обратном направлении и в 2007 году присоединилась к московскому храму КГБ.

≋ Городской портал Москвы ᐈ MoscowFY
Добавить комментарий