Путин пригрозил Зеленскому ударом по его офису?

Путин пригрозил Зеленскому ударом по его офису?

Если Киев получит ракеты дальнего действия, Россия будет делать выводы и применять свои средства поражения по тем объектам, по которым удары пока не наносятся, заявил президент РФ Владимир Путин.

«Если они будут и будут поставляться, — из этого мы будем делать соответствующие выводы и применять свои средства поражения, которых у нас достаточно, для того, чтобы наносить удары по тем объектам, по которым мы пока не наносим», — подчеркнул он.

Президент отметил, что к 24 февраля, к началу операции, Украина имела на вооружении 515 реактивных систем залпового огня (РСЗО), к настоящему времени 380 уничтожены, «но часть восстановлена, взята из запасов». По его словам, американские поставки РСЗО Украине, по сути, ничего не меняют в ходе спецоперации.

«Здесь нет ничего нового. Во-первых, вот эти системы залпового огня — они ведь в украинской армии находятся на вооружении — аналогичные системы советского, российского производства „Град“, „Смерч“, „Ураган“», — сказал президент. Он отметил, что дальность действия поставленных Украине РСЗО составляет 45−70 км — столько же и у перечисленных российских систем.

Кроме того, комментируя поставки американского оружия в ранее опубликованном фрагменте интервью «России 1», глава государства отметил, что российские системы ПВО «щелкают как орехи» вооружения на Украине.

Может, тогда и беспокоиться не о чем? И да, по каким таким объектам Россия может ударить? Почему не била по ним раньше?

— Путин, как обычно, говорит максимально расплывчато, так что пусть на Западе сами додумывают, что он имел в виду: может, Россия ударить по украинским объектам, или по польским объектам, или по объектам в других странах, откуда поставляется оружие, — считает доцент Финансового университета при правительстве РФ Геворг Мирзаян.

— Путин просто предупредил, что если Запад перейдет красную линию, то Москва не будет сдерживаться или может не сдерживаться, то есть он резко поднял ставки и поднял с пониманием того, что Байден к такому поднятию не готов.

«СП»: — Почему до сих пор не было ударов по центрам принятия решений в Киеве?

— Ударов не было, потому что в этом конфликте есть определенные красные линии. Москва же не случайно называет этот конфликт специальной военной операцией, а такая операция не подразумевает уничтожение инфраструктуры и центров принятия решений противника в первые же дни. Нет, мы проводим денацификацию, мы проводим демилитаризацию, мы реализуем конкретные действия, но если украинцы переходят красной линии, который мы сами им очертили, то тогда, в общем-то мы оставим с собой возможность бить по центрам принятия решений в Киеве.

«СП»: — Поставки РСЗО что-то реально поменяют?

— Ничего не меняют сами РСЗО, если они будут стрелять обычными снарядами. Проблема как раз в том, что эти РСЗО могут стрелять именно специальными дальнобойными ракетами, которые нельзя запустить с того же «Смерча», вот в этом проблема.

И еще о самой ситуации. Если хотя бы один «Хаймарс» доедет до Украины и с него будет запущено хотя бы несколько ракет, и они попадут по Курску, по центральной площади, вызовут там какие-то разрушения, сам факт этого попадания вне зависимости от того, сколько ракет стреляло, уже будет неким новым прецедентом, на который России придется отвечать.

«СП»: — А от нашего ответа реально что-то изменится?

— Здесь важен не сам удар, а вероятность удара, которую обозначает Путин. То есть это уже важно, это уже что-то изменит. Именно это заставит Запад больше опасаться поставлять в Украине что-то серьезное.

— Логично, что верховный главнокомандующий в ходе спецоперации выступает с победными реляциями и угрожает врагу, — отмечает политолог Андрей Дмитриев.

— Однако хотелось бы, чтобы слова властей России не расходились с делами. А то ведь угрозы «ударить по центрам принятия решений» в Киеве мы слышали и раньше. В апреле их озвучивал спикер Минобороны генерал Игорь Конашенков, говоря о том, что за бомбежки российской территории последует возмездие. Потом об этом говорил замглавы Совбеза Дмитрий Медведев. Однако бомбежки приграничных областей продолжаются, ключевые центры принятия решений в Киеве стоят целыми, а президент Владимир Зеленский позирует перед телекамерами в столице с соратниками и чувствует себя вполне уверенно.

Если угрозы останутся сотрясением воздуха, то враг обнаглеет еще больше. Мы и так видим обстрелы Донецка, Горловки, Ясиноватой с убийством гражданских людей. Так почему же нам не ударить наконец по Банковой улице? Да, конечно, красивая архитектура, я там бывал не раз, памятники жаль, но какой другой выход? Те же англичане и американцы, которые нынче накачивают оружием «нэньку», разнесли в пыль старинный Дрезден в 1945-ом и довольно странно их в этом упрекать… Потом всё восстановим, когда мать городов русских будет освобождена.

— Возможно, речь идет о более интенсивных ударах по объектам транспортной инфраструктуры на территории Украины, которые задействованы в рамках поставок вооружений, — считает ведущий аналитик Агентства политических и экономических коммуникаций Михаил Нейжмаков.

— Вероятно, российское командование учитывает, что удар по зданию, где находится Офис президента Украины, мало повлиял бы на военный потенциал Киева, зато, вполне возможно, привел бы к гибели рядовых сотрудников этой структуры. Гибель гражданских лиц (тем более, если бы среди погибших оказались молодые сотрудники или женщины), как правило, воспринимается международной общественностью гораздо более негативно, чем удары по военным.

Местонахождение самого Зеленского в каждый конкретный момент наверняка вычислить не так просто, а его ранение или гибель создали бы тот же эффект, только многократно усиленный — минимум влияния на военный потенциал Украины, но весьма широкие возможности использовать эту ситуацию в рамках информационной войны против Москвы.

«СП»: — По словам Путина, американские поставки РСЗО Украине, по сути, ничего не меняют в ходе спецоперации. Зачем тогда как-то особо реагировать?

— Любые факты военно-технической помощи со стороны третьих стран одной из сторон конфликта будут вызывать публичную реакцию другой. Резкая реакция Москвы может усиливать аргументацию политиков в самих США и государствах ЕС, которые уже заявляли, что слишком масштабные поставки такого рода могут стать очередным шагом к прямому вовлечению таких государств в конфликт с Россией.

«СП»: — Путин заявил, что российские системы ПВО «щелкают как орехи» вооружения на Украине. Опять же, чего тогда бояться?

— Понятно, что такое заявление призвано дополнительно успокоить граждан и приграничных регионов РФ, а также, возможно, жителей ДНР, ЛНР и территорий Херсонской и Запорожской областей, перешедших под контроль российских военных в ходе спецоперации. Кроме того, понятно, что в том или ином виде на данные реплики Владимира Путина будут реагировать западные СМИ. Даже с учетом недоверия заметной части западной аудитории к заявлениям Кремля, это все равно будет подстегивать дискуссии в США, Великобритании и странах ЕС (хотя бы в экспертном сообществе) — насколько такие поставки результативны.

«СП»: — По-вашему, удары по новым целям что-то изменят ходе СВО? Запад будет больше опасаться поставлять Украине что-то серьезное?

— Скорее, имиджевый ущерб политике западной военно-технической помощи Киеву серьезно возрастет, если будут появляться информационные поводы, связанные со случаями захвата такого оружия российскими военными, нелегальной продажи подобных вооружений с территории Украины недружественно настроенным к НАТО государствам или, например, махинациями при организации таких поставок с вовлечением западных политиков и чиновников (например, если выяснится, что часть таких поставок идет только на бумаге, а средство под это списываются). Но надо учитывать, что лобби, выступающее за продолжение и расширение таких поставок, в западных странах довольно влиятельно.