«Одноглазый орел пустыни» мог умело воевать

«Одноглазый орел пустыни» мог умело воевать

Мало кто из военных аналитиков предполагал, что военное противостояние на Ближнем Востоке в июне 1967 года приведет к таким непредсказуемым результатам. Однако действительность превзошла все ожидания — маленький Израиль, зажатый со всех сторон разъяренными недругами и, казалось бы, приговоренный к гибели, неожиданно перешел в наступление и за несколько дней разрушил арабскую коалицию, состоящую из армий Египта, Сирии и Иордании.

Три мощных удара

Рано утром 5 июня 1967 года началась операция «Мокед» (в переводе с иврита: «фокус») — боевые самолеты со звездой Давида начали убийственные атаки на вражеские аэродромы. После их неоднократных ураганных ударов от авиации Египта — эта страна тогда называлась Объединенной Арабской Республикой — остались лишь груды дымящегося железа. Уцелело лишь считаное количество крылатых машин.

После того, как израильская авиация уничтожила ВВС Сирии и Иордании, все происходило по законам военной классики — после завоевания господства в воздухе в сражение вступили танковые части и пехота. И на суше израильтяне не встретили особых проблем. Противник на всех трех фронтах в панике бежал. По пескам, под палящим солнцем уныло брели тысячи пленных…

Израильская армия вполне могла двигаться дальше и даже достигнуть Каира, ибо египетская армия и ее союзники были деморализованы. Но, во-первых, это не входило в планы командования Страны обетованной, во-вторых, Советский Союз настоятельно требовал установить мир на Ближнем Востоке и даже угрожал Израилю.

Впрочем, восстановить мир требовали и другие страны — члены ООН. Ее резолюция потребовала немедленного прекращения боевых действий. Это и было выполнено воюющими сторонами. В Стране обетованной царила ликование. Военные этой страны захватили территории, в три с половиной раза превышающие довоенную площадь государства. В руках Израиля оказались Синайский полуостров, сектор Газа, Голанские высоты, Западный берег реки Иордан, Восточный Иерусалим.

Советская ядерная игра

Повернем часы истории назад, вспомним, как развивался кризис на Ближнем Востоке. Отношения между арабскими странами, всегда недоброжелательные, резко обострились в мае 1967 года. 13-й президент Египта Гамаль Абдель Насер — к слову, Герой Советского Союза, награжденный несколько лет назад Никитой Хрущевым, — получил секретное донесение из СССР, что Израиль концентрирует военную группировку для вторжения в соседнюю страну. Аналогичные агрессивные действия еврейское государство якобы планирует в отношении Сирии и Иордании.

Насер сначала не поверил сообщению из Москвы, тем более, данные египетской разведки не вызывали тревоги. Однако Кремль упорно настаивал: «Израиль в скором времени совершит нападение на арабские страны».

Небольшое отступление. Несколько лет назад вышла книга израильских историков Гидона Ремеза и Изабеллы Гинор «МиГ-25 над Димоной: советская ядерная игра».

Авторы утверждают, что именно СССР спровоцировал нападение Израиля на арабских соседей. Перед Шестидневной войной советские истребители-разведчики несколько раз пролетали над Димоной — израильским научным центром, где разрабатывалось ядерное оружие. И неспроста — Советский Союз готов был его уничтожить.

Что это: выдумка или реальность? Увы, на этот вопрос вряд ли кто-то ответит…

Насер, которому Израиль всегда стоял поперек горла, поверил уверениям союзников и 16 мая приказал очистить территорию Синайского полуострова от миротворческих частей ООН. Генсек этой организации, кроткий бирманец У Тан, пытался протестовать, но, почувствовав железную решимость в голосе египетского лидера, вынужден был уступить.

Главы арабских стран испытывали все возрастающую уверенность в своих силах — их армии были хорошо укомплектованы, имели современное вооружение. К тому же на их стороне был огромный численный перевес. Казалось, что Израилю грозит не просто опасность — он мог вообще исчезнуть с карты мира. Остается только гадать, что произошло бы с оставшимися в живых жителями Тель-Авива, Иерусалима, Хайфы и других израильских городов, если бы туда вошли опьяненные победой египетские и сирийские солдаты…

Вернемся в реальность. В конце мая 1967 года Каир закрыл Тиранский пролив, тем самым блокировав вход и выход из израильского порта Эйлат. Это еще больше придвинуло обе стороны к военному столкновению. В жарком воздухе Ближнего Востока явственно запахло очередной войной — предыдущая, напомню, разгорелась осенью 1956 года. Но об этом — позже.

«Одноглазый орел пустыни»

Насер, которого Москва уверяла в абсолютной моральной и военной поддержке, чувствовал себя будущим триумфатором. К 1 июня на Синайском полуострове находилось более 800 танков и стояло 100 тысяч египетских солдат. Казалось, их горячее дыхание ощущали пограничники еврейского государства, с тревогой прильнувшие к биноклям.

На севере готовы были ринуться на Израиль шесть сирийских дивизий, поддерживаемые тремя сотнями танков. К дележу будущей богатой добычи примкнул король Иордании Хуссейн. Он опасался связываться с Израилем, но страх вызвать гнев Каира оказался сильнее. В результате к коалиции арабских стран добавились семь иорданских бригад и 270 танков.

С каждым днем становилось все яснее, что военная армада неминуемо выступит против Израиля. Из Страны обетованной доносилось глухое ворчание, как из берлоги медведя, который обложен со всех сторон…

Масла в тлеющие угли подлил Насер, который выступил с яростной речью, в которой грозил уничтожить Израиль. В том же агрессивном стиле было выдержано выступление главы Организации освобождения Палестины Ахмада Шукейри.

18 мая по радио Каира «Голос арабов» прозвучали открытые призывы окончательно покончить с еврейским государством: «С сегодняшнего дня больше не существует чрезвычайных международных сил, защищающих Израиль. Мы более не будем проявлять сдержанность. Мы далее не будем обращаться в ООН с жалобами на Израиль. Единственным методом воздействия, который мы применим в отношении Израиля, станет тотальная война, результатом которой будет уничтожение сионистского государства».

…Генерал Моше Даян занял пост министра обороны Израиля всего за день до Шестидневной войны. Сын выходцев из Российской империи постоянно, чуть не с детства держал в руках винтовку. Был рядовым бойцом сионистской подпольной организации «Хагана» в Палестине, служил в еврейских отрядах палестинской полиции, принимал участие в войне за независимость Израиля. В одном из боев он получил тяжелое ранение. И приобрел прозвище «Одноглазый орел пустыни».

Даян был начальником генерального штаба Израиля и разрабатывал операцию «Кадеш», проведенную в октябре 1956 года. Тогда израильтяне стремительно атаковали позиции египетской армии на Синайском полуострове. Военная кампания, в которой участвовали также Франция и Великобритания, закончилась полным разгромом войск Страны пирамид.

Если бы не яростная реакция Москвы — Хрущев в бешенстве угрожал странам-агрессорам термоядерным оружием, — то Египту пришлось бы совсем плохо. Но военные действия были остановлены, войска Израиля Франции, Великобритании покинули территорию Египта. Туда вступили миротворческие части ООН. Их присутствие на Синае продолжалось до мая 1967 года…

Шестидневная война Израиля против Египта очень напоминала ход предыдущего военного конфликта. И автором обеих военных операций был один человек — генерал Даян.

Дорогая цена победы

Чтобы усыпить бдительность египтян, за день до нападения Израиля в газетах Земли обетованной были опубликованы фотографии отдыхающих солдат, которые загорали на пляжах. Был распущен слух, что многим военным представлен отпуск на выходные. Да и вообще, армейцы расслаблялись после напряженной трудовой недели. Египетские шпионы в Тель-Авиве, если таковые были, могли с полным основанием послать донесение в Каир, что еврейское государство охвачено отпускным настроением. Стало быть, и египтянам можно было перевести дух. Похоже, они так и поступили — на свою беду…

Израильский план, безусловно, был хорош, продуман в деталях и безукоризненно выполнен. Но он сильно попахивал авантюризмом. Ведь на бомбардировку египетских аэродромов была брошена почти вся авиация Израиля. В тылу и для защиты воздушного пространства страны оставалось чуть больше десятка самолетов. Если бы ситуацией воспользовалась, к примеру, Сирия, то она могла сильно изменить стратегическую обстановку. Ведь эта страна имела около тысячи боевых самолетов — гораздо больше, чем Израиль.

Однако военные Сирии действовали странно и нерешительно, как и их союзники, и своего шанса не использовали. ВВС этой страны ограничились тем, что сбросили несколько бомб в районе нефтеочистительного завода у Хайфской бухты и атаковали военный завод в Мегилдо. Заслуга иорданской авиации состояла лишь в том, что ей удалось разбомбить стоящий на взлетной полосе военного аэродрома в Квар-Сыркине транспортный самолет.

Обрушиться на Израиль могли иракцы, которые входили в коалицию арабских стран. Они действительно приняли участие в бомбардировке Страны обетованной, но это были лишь символические атаки. Один тяжелый бомбардировщик сбросил бомбы на центральную улицу Натании и, получив повреждение, вернулся на свою базу в Хаббании. Другой самолет ВВС Ирака был подбит противоздушной обороной Израиля, и его пилоты повторили подвиг Гастелло — направили горящую машину на военную базу неприятеля.

Малоизвестной операцией Шестидневной войны стал рейд израильской подводной лодки «Танина» на морскую базу в Александрии. Шесть водолазов-диверсантов вышли из нее для подрыва военных судов. Им удалось потопить два ракетных катера и повредить столько же подводных лодок. Однако на «Танину» пловцам им вернуться не удалось. Они были обнаружены египтянами и взяты в плен.

Победа Израиля в сухопутной войне, как и в воздушной, внешне выглядела непререкаемой. Более тысячи человек военных и гражданских погибли и две с половиной тысячи были ранены. Было выведено из строя около 400 танков — почти половина из тех, что имел Израиль. Потери самолетов составили почти 50 единиц.

Но, конечно, урон Израиля не может сравниться с катастрофой, которую потерпели арабские страны. Их людские потери исчисляются десятками тысяч. Фактически Египет и Сирия потеряли всю военную технику — причем мощную, современную. Израильтяне же получили ценные трофеи, пригодные для дальнейшего использования, Это было вооружение на сотни миллионов долларов, которое поставляли на Ближний Восток СССР и другие социалистические страны.