Ликсутов: 99% заказов такси идут через мобильные приложения, куда нельзя попасть нелегалам

Заммэра Москвы по транспорту уверен, что, несмотря на санкции, московский транспорт продолжит развиваться. Это касается как каршеринга и такси, так и поездов и электробусов: детали найдутся, логистика наладится, а люди продолжат свою работу. Такси останется доступным и легальным

Ликсутов: 99% заказов такси идут через мобильные приложения, куда нельзя попасть нелегалам

Максим Ликсутов, заместитель мэра Москвы по транспорту, дал интервью Business FM на ПМЭФ-2022. С ним беседовал главный редактор радиостанции Илья Копелевич.

У нас в студии Максим Ликсутов, заместитель мэра Москвы по транспорту. Первый вопрос будет по такси. С машинами сложности со времен пандемии, а сейчас эти сложности стали критическими. Как город собирается их решать?

Максим Ликсутов: Сейчас в парке такси Москвы и Московской области 152 тысячи машин. Есть соглашение, по которому машины передвигаются между Москвой и областью вне зависимости от регистрации. 60% этих машин находятся в лизинге. Плюс у нас есть 30 тысяч машин каршеринга.Это вопрос с продолжением. Оба класса этих машин, в отличие от личных, ездят почти круглые сутки. После трех-пяти лет их нельзя ремонтировать, их нужно заменять.

Максим Ликсутов: Это правильно. Средний возраст такси у нас 2,7 года. Второй момент: в 2010 году у нас было всего 7,5 тысячи легальных такси. А сейчас 152 тысячи машин. В 2015 году средняя стоимость поездки на такси составляла 650 рублей. Сейчас эта цифра почти на 50% ниже и составляет 433 рубля. И время подачи такси составляет меньше четырех минут. Конечно, сформировался определенный стандарт московского такси по размеру, по скорости приезда, по сервису. Первое: мы будем продолжать поддерживать приобретение автомобилей. Машины есть, но они подорожали.По поводу цифр, которые вы назвали. Если возраст автомобилей 2,7 года, это значит, что нужны десятки тысяч новых машин. Где в стране их найти?

Максим Ликсутов: С 2012 года в Москве есть программа поддержки обновления парка такси. Ее принял мэр города. Мы компенсируем часть лизинга и кредитной ставки. За это время около 60% автомобилей в Москве были приобретены с участием программы субсидий правительства Москвы. 1,2 млрд рублей было вложено в программу со стороны города.Скажите, а сколько это на каждую машину? Если поделить 1,2 млрд на 150 тысяч, получается не очень много, как мне кажется.

Максим Ликсутов: Нет, 150 тысяч по Москве и Московской области. В Москве их около 70 тысяч, а это как раз очень много на каждую машину. Поэтому точно можно сделать вывод, что эта программа существенна. Мы эту программу обсуждали и с таксомоторными компаниями, и с агрегаторами, и всем она нравится. Она серьезным образом помогла этот парк обновить.Но все дело в том, что цены на автомобили выросли в 2,5 раза.

Максим Ликсутов: Вот поэтому мэр и увеличивает субсидию в два раза. Во-вторых, машины на рынке есть, хоть и подорожали в полтора-два раза. Наши оценки таковы, что в ближайшие год-два там, где есть вакуум, в логистике, сборке автомобилей, он будет заполнен. Это вакуум премиальный, это гарантированный спрос. Мы считаем, что от 40 тысяч до 80 тысяч автомобилей в системе городского транспорта нужно менять. Я подразумеваю такси и каршеринг. Это огромный гарантированный спрос, это премиальный рынок относительно всей России. Поэтому усилия тех, кто собирает и привозит машины, будут направлены именно на ЦФО, на Москву. Вопросы, откуда придут эти машины, какими они будут, будут решены. Правительство Москвы увеличило субсидии, как я уже говорил, первые деньги мы сможем выдать уже к сентябрю.Небольшая ремарка. Субсидии увеличиваются, но растет и дельта, то есть сумма, которую платят лизингодатели.

Максим Ликсутов: Машина, отъездив три-четыре года, все равно имеет остаточную стоимость. Лизинговая схема точно сложится, в Москве будет достаточно такси. Стоимость поездки существенно не вырастет, и доступность такси, возможность быстрого подъезда сохранится. Мы за этим будем следить.Здесь наши с вами расчеты не сходятся. Стоимость автомобиля даже при учете субсидий сильно растет, растет и стоимость страховки, соответственно, растет стоимость жизни, которая должна быть отражена в стоимости труда. И мы наблюдаем сокращение числа легальных таксистов.

Максим Ликсутов: Я с вами тут полностью не согласен. Такого в Москве не может быть.Да, это неофициальные цифры.

Максим Ликсутов: Это скорее болтовня. 99% всех заказов такси идет через мобильные приложения, и туда нелегальным таксистам попасть невозможно. Есть меры, которые мы принимаем с компаниями-агрегаторами, с правоохранительными органами, и нелегальные таксисты, даже если появляются, очень быстро вычисляются и прекращают свою работу.Lada Granta Classic может быть допущена к работе в такси в Москве и области?

Максим Ликсутов: Если такая потребность или такой запрос со стороны таксомоторных компаний-агрегаторов будет, мы обязательно этот вопрос рассмотрим, я здесь не вижу каких-то препятствий. Если на эту машину будет спрос с точки зрения услуги, мы открыты к тому, чтобы помогать российскому автопрому максимально, насколько это возможно, особенно на этот переходный период. Я как человек, который занимается не только городским транспортом, но и логистикой с точки зрения потоков, могу сказать, что логистические цепочки, как и рыночные взаимоотношения, обязательно налаживаются даже в условиях существенно изменившихся условий вокруг. Поэтому поставки автомобилей, сборка на территории России точно будут, хоть и несколько в другом виде, но точно будут, платежеспособный спрос где присутствует, там точно заполнится, в этом я не сомневаюсь. Есть отрасли, где действительно сильное снижение спроса или потребления. В эту нишу тяжело предполагать, что быстро придут какие-то игроки. Но в Москве, Московской области сегмент такси рос каждый год, количество заказов увеличивалось.

Когда мы в правительстве Москвы обсуждаем развитие завода «Москвич», то предполагаем, что часть моделей, которые потенциально на первом этапе будут собираться на заводе, могут быть использованы в работе в городском транспорте. Мы держим это в уме, когда формируем политику по тому, как будет работать, на какой компонентной базе завод «Москвич». Пока об этом рано говорить с точки зрения каких-то конкретных вещей, но мы точно понимаем, что от 40 тысяч до 80 тысяч автомобилей такси и каршеринга в год необходимы для Московского региона. Это гарантированный спрос, это понятный сегмент, где есть стандарты, где можно понять ценовую политику.

Еще одну цифру вам скажу, раз мы уже про цифры заговорили: внутри ЦКАД перемещаются и не выезжают вообще 97% автомобилей. Так вот, возвращаясь к такси и каршерингу, 97% от всех этих 152 тысяч машин такси и плюс 30 тысяч автомобилей каршеринга не выезжают за пределы ЦКАД. Это что значит? Это значит, что электрическая машина в такси и в каршеринге имеет отличную перспективу. Мало того, мы разговаривали с нашим крупнейшим московским агрегатором такси, который целиком разделяет точку зрения, что в такси в Москве и в каршеринге перспектива только за электрической машиной. Но для этого должны быть хорошая, качественная батарея и разветвленная сеть заправок. Это программа, которая по заправкам в Москве уже реализуется, более 100 заправок уже установлено, и количество это будет увеличиваться.

Планы в отношении завода «Москвич» сейчас формируются, вчера было совещание у президента по развитию автопрома, он поручил до сентября подготовить стратегию развития автопрома. Мы в этой логике сейчас и в правительстве Москвы обсуждаем различные сценарии развития, но точно понимаем, что это предприятие останется автомобильным, никакого другого перепрофилирования этой территории не будет. Что нам оставили французы? Они не оставили ни технической документации, ни каких-то наработок с точки зрения комплектующих, запасных частей, но они оставили нам, наверное, самое главное — это сердце этого всего, это отличный трудовой коллектив, людей-профессионалов, которые работают в автомобильной отрасли от шести до десяти лет. Отличный коллектив, все профессионалы, все отличные ребята, никто не ушел, все работают вместе с нами и думают о том, какую машину нам собирать, какую компонентную базу надо развивать на территории РФ и в Москве. И мы близки к тому, чтобы эту стратегию скоро подготовить. Поэтому обязательно скажем, эта тема, уверен, для отдельного разговора.По поводу компромисса по качеству безопасности. «АвтоВАЗ»начал продавать Lada Granta без антиблокировочной системы и без подушек безопасности, сейчас в московском такси таких машин нет. Компромисс возможен на какой-то период, чтобы такие машины ездили в такси?

Максим Ликсутов: Понимаете, на сегодняшнем этапе я все-таки склоняюсь к тому, что то количество машин, которое есть, вполне справляется с задачей перевозки пассажиров. Какие-то решения на уровне федерального правительства в части стандартов, каких-то новых решений с точки зрения безопасности — это прерогатива федерального правительства, соответственно, будем однозначно следовать тем рекомендациям, которые нам дают федеральные коллеги, и будем их учитывать в рамках разработки наших московских стандартов. Поэтому в первую очередь надо думать о безопасности, в первую очередь надо поддерживать тот высокий стандарт московского такси, к которому мы привыкли все, — это главное. А российский автопром должен производить автомобиль, который будет конкурентным, который нужен рынку.«Евро-2» — еще один компромиссный элемент по экологии (топливо этого класса было запрещено к продаже в РФ как неэкологичное).

Максим Ликсутов: Вчера президент РФ сказал, что когда мы думаем о снижении каких-то характеристик, мы должны думать и о конкурентоспособности. Поэтому я думаю, что в ближайшие несколько месяцев мы как раз на все эти вопросы ответим, ряд из них находятся в области федерального законодательства, но я считаю, что компромиссов с точки зрения безопасности не должно быть, особенно если это связано с перевозкой именно в сегменте городского транспорта, к чему я отношу и такси, и все-таки каршеринг.Хорошо, мы очень много про машины поговорили. Насколько наши электробусы, поезда метро, трамваи производятся в России? Насколько компонентная база этих транспортных средств импортная? Есть здесь какие-то узкие места?

Максим Ликсутов: Узкие места везде в таких высокотехнологичных отраслях транспортного машиностроения всегда есть. Но плюс огромный в том, что компонентная база достаточно диверсифицирована и присутствует во многих странах, и поэтому можно поменять одного производителя каких-то компонентов на другого. И очень здорово, что федеральное правительство позволяет быстрее выводить машину на рынок и продлевать некоторые формальности, которые в большей степени бумажные, чем по существу. Я не сомневаюсь в том, что наши планы — а мы их не сокращали — по обновлению подвижного состава будут выполнены. Какая-то сдвижка по времени возможна, но в Москве мы создали запас прочности, который позволяет нам спокойно себя чувствовать в плане количества поездов.

У нас Большая кольцевая линия уже скоро замкнется в полном объеме, где потребуется достаточно большое количество поездов, они у нас уже есть. Электробусы в четвертом квартале уже начинают приходить с новой комплектующей базой, без потерь с точки зрения качества перевозки и стоимости сервиса. Пригородные поезда то же самое. И я каких-то существенных проблем в том, что нам непонятно, как обновлять парк, такого я не вижу. Еще раз повторю, у нас огромный запас прочности транспортной системы. Мало того, для того чтобы помочь российским автопроизводителям, например, либо производителям вагонов метро, производителям электробусов, мы готовы увеличить контрактацию, например, с пяти до десяти лет, с тем чтобы создать для них четкий, гарантированный заказ. А самое главное сейчас — это заказ, чтобы можно было локализовывать дополнительное количество компонентов и понимать перспективу, по какой у тебя машину эту купят, и что есть заказ на ее количество. Поэтому мы готовы в правительстве Москвы увеличивать длину заказа на приобретаемую технику, мы четко понимаем, какая техника нам необходима с точки зрения характеристик для пассажиров.

И третье, мэр убрал своим решением после обращения к нему ряда крупнейших производителей городского транспорта необходимость предоставлять банковскую гарантию на аванс. Сейчас мы для крупнейших партнеров готовы давать авансы даже без требований банковской гарантии, для того чтобы помочь им перестроиться, сформировать новую компонентную базу, что необходимо. Ну и, конечно в самом правильном ключе развиваться — это создавать производство автокомпонентов у нас на территории города, ну и России, конечно.От нашей любимой «Ласточки» придется отказываться? Будет она заменяться чем-то? Чем?

Максим Ликсутов: Я могу сказать, что «Ласточка» производится группой «Синара», локализация ее достаточно высокая.Но все-таки это Siemens.

Максим Ликсутов: Ряд компонентов производства Siemens, которые тоже заменяемы на компоненты других производителей.А права-то на само изделие, у кого лицензия?

Максим Ликсутов: Насколько я знаю, у российской группы «Синара», которая производит «Ласточку», достаточно большая свобода решений с точки зрения этой платформы, которую они производят. Я не думаю, что они настолько сильно зависят от этого немецкого производителя, чтобы не производить «Ласточку» дальше. Мало того, я могу сказать, что мы уже с РЖД обсуждаем строительство и приобретение двухэтажных поездов на МЦК и уже проговорили с коллегами из РЖД техническое задание на этот поезд. Сейчас там есть дискуссия — количество дверей, ширина дверей, комплектация. Но, чтобы вы понимали, мы уже сейчас формируем заказ на поезд, который придет через два-три года, который будет намного более вместительный и намного более удобный для пассажиров.Ну и напоследок, любой автомобилист в Москве меня сейчас поймет: долгое время, просто годами, десятилетиями две точки в Москве были, в которые все старались не попасть, — площадь Тверской заставы у Белорусского вокзала и Таганская. С Тверской заставой действительно все стало намного лучше.

Максим Ликсутов: Хотя прогнозы были самые печальные, особенно когда трамвай пересекал Тверскую улицу.Да, все хватались за голову.

Максим Ликсутов: И все мне даже говорили, все умрет, все вы парализуете. На самом деле стало ехать лучше. Наши оценки до и после говорят о том, что скорость там увеличилась на 15%.Я там живу и могу это подтвердить.

Максим Ликсутов: Вот видите, это для вашей радиостанции подтверждение эффективности работы — это редкая похвала.Это правда, не я один, действительно водители перестали избегать Белорусскую, но Таганка остается…

Максим Ликсутов: Таганка непростой узел. Мы ежегодно проводим достаточно большую программу мер, направленных на то, чтобы там движение улучшить. С каждым годом это движение улучшается, у нас есть потенциал того, как это решить. Но делать это быстро невозможно, потому что узел настолько перегружен и сейчас, что любое кардинальное вмешательство сильным образом повлияет на движение и снизит пропускную способность. Поэтому есть ряд мер, которые у нас еще не исчерпаны с точки зрения Таганки.