ФСБ и Владимир Путин: сращивание интересов

Факты

ФСБ, крупнейшая служба безопасности в Европе, чрезвычайно эффективна в контрразведке. Однако правозащитники утверждали, что она медленно избавляется от наследия КГБ, и были утверждения, что ФСБшники фабриковали дела против подозреваемых диссидентов и использовал угрозы для вербовки агентов. В конце 1990-х критики обвиняли ФСБ в попытках подставить российских ученых, участвовавших в совместных исследованиях с западными экспертами по контролю над вооружениями.

ФСБ и Владимир Путин: сращивание интересов

История ФСБ

Федеральная служба безопасности (ФСБ) является одним из преемников КГБ и по-прежнему находится на Лубянке. Функции внутренней безопасности, которые ранее выполнялись Вторым, Третьим и Пятым главными управлениями и Седьмым управлением, первоначально были переданы новому Министерству безопасности. В декабре 1993 года агентство было расформировано и заменено Федеральной службой контрразведки. Это агентство, насчитывающее 75 000 человек, впоследствии было преобразовано в Федеральную службу безопасности (ФСБ).

Практически с начала своей деятельности в ФСБ происходили кадровые перестановки, инициированные лично президентом страны Борисом Ельциным. В частности, генерал-полковник Игорь Межаков, заместитель директора ФСБ, был отправлен в отставку в сентябре 1995 года. По слухам, его недолюбливали многие, поскольку он был членом комиссии, расследовавшей роль руководства КГБ в августовском перевороте 1991 года. Начальник Антитеррористического управления генерал-лейтенант Анатолий Семенов был освобожден от занимаемой должности в тот же день, что и Межаков.

С весны 1996 года Семенов стал начальником Главного управления казачьих войск при президенте. Начальник Управления делопроизводства и архивов генерал-лейтенант Анатолий Краюшкин оставил работу в сентябре 1995 года. Ходили слухи, что он попал под подозрение в связи с агентом немецкой разведки. Генерал-лейтенант Владимир Цеханов, начальник Управления экономической контрразведки, был отстранен от должности в начале лета 1996 года.

Когда 20 июня 1996 года были внезапно уволены высокопоставленные помощники Ельцина Олег Сосковец, Михаил Барсуков и Александр Коржаков, Михаил Барсуков занимал пост главы ФСБ менее года. Барсуков принял руководство ФСБ от Сергея Степашина в июле 1995 года после кризиса с заложниками в Буденновске.

Ельцин назначил заместителя директора Федеральной службы безопасности (ФСБ) генерал-полковника Николая Ковалёва своим новым исполняющим обязанности начальника. Деятельность Ковалёва в разведке началась в 1974 году, когда он поступил в КГБ, где он перешел в Пятое управление, которое занималось идеологическими вопросами и вопросами, связанными с диссидентами. Он проработал два года в Афганистане, а затем работал в Московском и Московском областных отделениях ФСБ, прежде чем был назначен заместителем директора, отвечающим за Следственное управление. Управление экономической контрразведки и оперативной разведки. После своего назначения в ФСБ Ковалев заявил средствам массовой информации, что видит акцент в своей деятельности в обеспечении экономической безопасности России и в борьбе с коррупцией. Кроме того, он пообещал сосредоточиться на мерах по реагированию на возрастающую активность иностранных спецслужб в России.

25 июля 1998 года Ельцин назначил Владимира Путина директором Федеральной службы безопасности. Российские и зарубежные СМИ очень мало знали о новом начальнике ФСБ и цеплялись за его прошлое в КГБ и его не слишком приятный имидж в СМИ. Путин стал постоянным членом Совета Безопасности в начале октября 1998 года, а в конце марта 1999 года – секретарем Совета. Его должность главы ФСБ дала ему также место в Межведомственной комиссии по государственному оборонному заказу.

ФСБ и Владимир Путин: сращивание интересов

Путин проработал в ФСБ до 9 августа 1999 года, когда Борис Ельцин назначил его исполняющим обязанности премьер-министра. Его должность в ФСБ передан Н.П. Патрушеву.

После того, как Владимир Путин стал президентом РФ, начался процесс сращивания государственных и политических структур. Президент России, которому напрямую подчиняется ФСБ, руководит ею не только через руководителя ведомства Александра Бортникова, но и через представителей различных подразделений спецслужб. Таким образом, существует многоуровневая система управления ФСБ. Президент все больше полагается на информацию, полученную от ФСБ. Члены спецслужб, имеющие прямой доступ к президенту, часто используют организацию в своих финансовых и бюрократических целях.

Члены ближайшего окружения президента России Владимира Путина контролируют различные подразделения ФСБ. Такие фигуры, как секретарь Совета безопасности Николай Патрушев генеральный директор Роснефти Игорь Сечин, Генеральный директор Ростеха Сергей Чемезов, председатель Газпрома Виктор Зубков, и бывший член Совета безопасности Сергей Иванов образуют группы личных союзников внутри спецслужб в России, чтобы продвигать свои собственные экономические интересы, обеспечивать безопасность и делиться между собой информацией, полезной для решения их собственных проблем. За последние десять лет ФСБ взяла под свой контроль многие государственные учреждения, обычно с помощью силы или попустительства.

Министерства обороны и внутренних дел, Следственный комитет, Генеральная прокуратура и другие ведомства попали в зависимость от ФСБ. На решения судей регулярно влияют и сотрудники спецслужб. Этот дисбаланс сил между правительственными ведомствами угрожает безопасности страны.

ФСБ и Владимир Путин: сращивание интересов

ФСБ в 2000-х годах

Сегодня ФСБ стремится восстановить свой статус суперслужбы, осуществляющей широкий надзор за обществом и государственным аппаратом, а также за другими менее влиятельными органами безопасности и правосудия. С этой целью с конца 1990-х годов в ФСБ были созданы подразделения, которые могут выходить за рамки строго определенных конституционных обязанностей. Например, они позволяют контролировать другие правоохранительные органы — прокуратуру, а затем и Следственный комитет, МВД, таможню, Федеральную службу охраны и другие. Возможно, самым важным структурным изменением 1990-х годов стало создание Департамента экономической безопасности ФСБ, или Департамента К, что дало спецслужбам больше возможностей вмешиваться в финансовые и деловые вопросы. Помимо контрразведки и борьбы с терроризмом, ФСБ теперь могла контролировать экономику. Постепенно оно снова стало сверхагентством.

В рамках новой волны структурных изменений в 2003 и 2004 годах, когда Путин укрепил свои позиции на посту президента, он передал ФСБ функции Федеральной пограничной службы и часть Федерального агентства правительственной связи и информации.

Между тем борьба за власть с другими правительственными ведомствами продолжалась, и ФСБ пошатнула отношения с преступными группировками. По мере роста организованной преступности в 1990-х годах Министерство внутренних дел через свое Управление по борьбе с организованной преступностью взяло на себя ведущую роль в проведении соответствующих расследований.

В то же время сотрудники ФСБ и преступники сотрудничали в более или менее сбалансированном соотношении сил, причем чаша весов, вероятно, слегка склонилась в пользу гангстеров. Однако, когда в начале 2000-х годов назначенцы Путина заняли почти все ответственные посты в ФСБ, служба безопасности стала иметь большее влияние. Хотя «рабочее» сотрудничество продолжалось, организованная преступность была подчинена ФСБ. Агентство также оттеснило конкуренцию со стороны Министерства внутренних дел, когда региональные управления министерства были переведены в подчинение штаб-квартиры в Москве. В результате милиция меньше вмешивалась в дела местных сотрудников ФСБ, а конфликты разрешались через федеральный центр. В начале 2000-х Управление по борьбе с организованной преступностью МВД было отодвинуто на второй план, а в 2008 году его упразднили.

ФСБ и Владимир Путин: сращивание интересов

В 2004 году Путин наделил руководство спецслужбами гораздо более широкими полномочиями. В частности, директор ФСБ мог определять состав и размер правления агентства. Тем же декретом 2004 года количество заместителей директора было сокращено с двенадцати до четырех, а некоторые департаменты, которые до этого действовали как самостоятельные подразделения, были упразднены.

Вместо этого были созданы независимые службы, внутри которых были сформированы отделы, эффективно расширяющие и децентрализовавшие зоны контроля. Руководство ФСБ сыграло ведущую роль в принятии указа. Указ Путина сделал ФСБ государством в государстве, фактически самоуправляемой структурой. Полномочия спецслужб значительно расширились за пределы перечисленных в конституции: с этого момента ФСБ могла вмешиваться в любые ситуации, а не только те, которые связаны с внутренней контрразведкой. Более того, тот небольшой внешний надзор за ФСБ, который существовал, был сокращен.

В 2004 и 2005 годах друг Путина Игорь Сечин, занимавший должности вице-премьера и заместителя главы администрации президента, создал Шестое управление внутренней безопасности ФСБ (так называемый «спецназ имени Сечина»), одно из самых влиятельных подразделений агентства. Шестая служба была создана в первую очередь для расширения масштабов операций ФСБ, которые традиционно были более ограниченными, чем операции Министерства внутренних дел, несмотря на более широкий доступ спецслужб к информации.

Технически следственный аппарат ФСБ имел относительно узкую юрисдикцию, которую ее московское представительство, в отличие от своих региональных, строго соблюдало. В эту юрисдикцию не входили, например, экономические дела. Шестая служба была создана отчасти, чтобы компенсировать этот консерватизм и неэффективность в конкуренции с МВД. Две основные цели новой службы заключались в окончательной ликвидации Управления по борьбе с организованной преступностью Министерства внутренних дел, которое в середине 1990-х годов неоднократно задерживало сотрудников ФСБ во время рейдов, и подрыв деятельности Министерства внутренних дел в целом.

Новая служба была задумана как «надстройка» над другими межправительственными конкурентами, как оперативный орган, в который набирались наиболее перспективные кандидаты. Удержание Сечина у власти позволило ФСБ снова расшириться за пределы первоначально задуманных и пропорционально внутреннему органу контрразведки. Это также позволило Сечину использовать агрегат в собственных экономических интересах. Шестая служба была особенно полезной, потому что могла влиять на другие ведомства и органы ФСБ. Шестая служба также отвечает за защиту свидетелей, которую она использует как для законных целей, так и для контроля над теми, кто привлекает зловредный интерес ФСБ – будь то преступники, цели или политические враги.

Таким образом, офис стал для сотрудников способом заработка: многие бизнесмены, особенно в теневой экономике, готовы платить значительные суммы за услуги Шестой службы. 

Наряду с другими изменениями в 2004 году управление разведки ФСБ, созданное в 1999 году и офицерам которого было разрешено выезжать за границу, было реорганизовано в Управление разведки в составе Пятой службы. Центр информационной безопасности ФСБ также был создан в том же стремительном ключе.

Годом ранее Федеральная пограничная служба была упразднена. Его функции и ресурсы были переданы Пограничной службе ФСБ, что возложило на ФСБ ответственность за всю приграничную авиационную безопасность.

ФСБ и Владимир Путин: сращивание интересов

В результате изменений 1990-х и начала 2000-х годов ФСБ стала намного более могущественной, особенно в области сбора информации и использования возможностей для вхождения в сферы, выходящие за рамки ее первоначального разумного мандата. Сервис также стал финансово независимым, как показало создание собственной авиакомпании. Все это произошло на фоне снятия внешнего надзора за спецслужбами. В результате агентство, задуманное Ельциным исключительно для контрразведывательных целей, стало чем-то большим. Новая структура в соответствии с растущими амбициями службы была разработана примерно в 2007 и 2008 годах.

Когда ФСБ стала инструментом в руках правящей элиты, спецслужбы начали выполнять новые функции, определенные не законами, а частными договоренностями. Эти функции, которые включают защиту экономических и политических интересов правящей элиты и проведение политических репрессий, в значительной степени вытеснили ее конституционный мандат по обеспечению общественной и государственной безопасности. Процесс внутренней реформы ФСБ, начавшийся в начале 2000-х годах, окончательно завершился с 2011 по 2014 год.

ФСБ и Владимир Путин: сращивание интересов

Особенности деятельности

Методы ФСБ часто нарушают конституционные права граждан и по-прежнему используют некоторые из худших практик КГБ. Офицеры спецслужб и зависимые от них сотрудники государственных ведомств истязают людей, нарушают свободу слова, фальсифицируют уголовные дела, безосновательно совершают рейды и захватывают частный бизнес, участвуют в убийствах, как в России, так и за рубежом тех, кто налетел на Кремль.

Представители ФСБ систематически участвуют в коррупционных схемах, в том числе часто организуют незаконные финансовые операции, особенно в банковской сфере. ФСБ напрямую контролирует почти все незаконные банковские операции в России, принося большую прибыль отдельным группам сотрудников ФСБ и представителей их «кланов».

ФСБ также изобилует спонтанной оппортунистической коррупцией, поскольку офицеры низшего и среднего звена следуют указаниям своего начальства и используют свое положение для получения незаконных доходов.

ФСБ – это инструмент репрессий против оппозиционно настроенных граждан и бизнесменов, оказавшихся не на той стороне Кремля, отдельных чиновников или неформальных «кланов».

Власть России все чаще использует ФСБ как инструмент управления внутренней политикой, и изменения произошли настолько быстро, что представляют серьезную угрозу для общества. Опасность исходит от превращения ФСБ не только в политический инструмент Кремля, но и в неконтролируемый центр принятия политических решений, который более могущественен и неподотчетен другим государственным органам. Чем дольше другие критически важные учреждения будут оставаться в стороне, тем сложнее будет восстановиться системе в целом в случае краха правительства, как это произошло в 1953 году после смерти бывшего советского премьер-министра Иосифа Сталина, и может произойти снова, когда в России произойдет следующая смена руководства. Смена режима создаст серьезную угрозу для различных влиятельных группировок в ФСБ и может иметь непредсказуемые последствия, включая попытки элиты узурпировать власть силой или даже «гражданскую войну» между кланами.

ФСБ и Владимир Путин: сращивание интересов

Сочетание более низкой степени репрессий и всемогущества ФСБ в современной России имеет два последствия:

  • Это заводит историческое развитие России в тупик, поскольку управлять страной с помощью лояльных силовиков возможно только до тех пор, пока жив гарант этой системы. Когда поручитель умирает, страна может войти в состояние клановой раздробленности, из которой будет крайне сложно выбраться мирным путем.
  • Это мешает нормальному функционированию не только конкурентоспособной экономики, но и командно-административной экономики (как в СССР). Без здоровой конкуренции ключевые позиции в бизнесе часто переходят к тем, кто не может или не хочет принимать рациональные и грамотные решения.

Сочетание этих факторов приводит к упадку и стагнации во всех сферах общественной жизни России.

ФСБ и Владимир Путин: сращивание интересов

Отличия ФСБ от КГБ

Есть несколько ключевых отличий. ФСБ выполняет разные задачи, использует разные инструменты и предлагает другие возможности для коррупции, чем КГБ, и вместо того, чтобы поддерживать коммунистические или другие общественные идеалы, она стремится сохранить личную власть президента. Он проводит целенаправленные репрессии, но не массовые. И, в отличие от КГБ, он может вмешиваться в экономику с большой выгодой для себя.

Однако ФСБ унаследовала инфраструктуру, архивы, агентов КГБ и многое другое. Многие бывшие сотрудники КГБ принимали участие в формировании ФСБ, и многие перешли в новое ведомство. Таким образом, по наследству ФСБ России сохранила большую часть идеологии, навыков и подхода КГБ к оперативной работе, а также внутреннего понимания роли офицеров разведки.

Первоначально руководство ФСБ провозгласило разрыв с органами советской госбезопасности и, в частности, отрицало преступления, совершенные предшественником КГБ сталинской эпохи – НКВД.

«Я подчеркиваю, что ФСБ России сегодня – это не КГБ», — сказал «Литературной газете» в 2002 году директор ФСБ Николай Патрушев. Однако со временем сотрудники ФСБ начали все больше отождествлять себя со своими предшественниками, считая ФСБ истинным потомком ЧК. Кстати, памятники основателю ЧК Феликсу Дзержинскому и по сей день регулярно устанавливают в ее районных отделениях.

Как и ФСБ, главной задачей КГБ была защита режима от внешних и внутренних политических угроз. Но, в отличие от ФСБ, КГБ находился под определенным контролем со стороны правящей Коммунистической партии. Один из парадоксов революционных изменений 1990 и 1991 годов заключался в том, что по мере того, как партия потеряла контроль над органами государственной безопасности, эти агентства стали большей потенциальной угрозой демократическим основам государства.

Прокурорский надзор, который заменил роль партии, был неадекватным, и в 1990-е годы не возникло никаких эффективных механизмов парламентского и общественного контроля над спецслужбами.

Прошло совсем немного времени, прежде чем старые силы КГБ попытались восстановить свои прежние полномочия, хотя и постепенно. Не помогло и то, что вместо того, чтобы полностью упразднить старые органы госбезопасности и создать принципиально новые российские спецслужбы под контролем парламента и гражданского общества, руководство страны пошло на полумеры по разгрому КГБ. Уже в первые месяцы существования независимой Российской Федерации высшие посты в ее спецслужбах занимали сотрудники КГБ и МВД СССР, вовремя продемонстрировавшие свою лояльность президенту.

И даже после того, как министерства и ведомства советской эпохи, включая группу авиакомпаний «Аэрофлот», СМИ, крупные университеты, туристическое агентство «Интурист» и внешнеторговые организации, были переименованы, реструктурированы и приватизированы по-разному, сотрудники КГБ оставались второстепенными приоритетами для реформаторов.

ФСБ и Владимир Путин: сращивание интересов

В январе 1992 года администрация Ельцина попыталась создать Министерство безопасности и внутренних дел в качестве единого «суперведомства» перед лицом социально-экономического хаоса и вспышки конфликта с Верховным Советом, национальным парламентом.

Представители спецслужб и служб безопасности пытались возродить работу с идеологической составляющей, например, создав Российский институт стратегических исследований (РИСИ) при Службе внешней разведки. Однако эти попытки по большей части не увенчались успехом.

РИСИ был создан в феврале 1992 года как часть Научно-исследовательского института проблем разведки КГБ. В 2009 году он был передан администрации президента при генерал-лейтенанте СВР в отставке Леониде Решетникове. 

Позже администрация президента создала Центр гуманитарных исследований, призванный обратить вспять то, что она называла фальсификацией российской истории. Одним из ее руководителей был Петр Мультатули, бывший сотрудник МВД, стремившийся возродить «священную память о царе-мученике».  

В ноябре 2016 года статус РИСИ повысился, когда его возглавил бывший директор СВР Михаил Фрадков, а в 2017 году появились сообщения о том, что РИСИ разработала предложения по обеспечению победы Дональда Трампа на президентских выборах в

Хотя может показаться, что современная ФСБ привлечет людей с определенными мировоззрениями, идеологии сотрудников — их личное дело, а у ФСБ нет официального вероисповедания.

Кроме того, в отличие от ВЧК, ОГПУ и НКВД советских времен, которые набирались в соответствии с марксистскими классовыми представлениями и где редко встречались офицеры прежней царской тайной полиции, ФСБ в основном состоит из бывших офицеров КГБ. Таким образом, это организация, в значительной степени состоящая из тех, кто занимается обеспечением соблюдения воли предыдущего режима, а теперь ей поручено навязывать волю нынешнему режиму.

Самое главное, что ФСБ и КГБ различаются по своей природе и функциям как институты власти. Они играют разные социально-политические роли и обладают разной степенью влияния на общество и государство. КГБ был частью более широкого «репрессивного целого», элементом системы, созданной большевиками, а также одним из многих инструментов, хотя и важным, для обеспечения выживания коммунистического государства.

Выпавшая из «идеологического поля» ФСБ сама стала хребтом системы, новой и фундаментальной точкой опоры для власти. Однако история ФСБ – это не история совершенствования инструментов партийного идеологического террора, а, скорее, появление независимого агентства для реализации, а иногда и принятия стратегических политических и экономических решений.

ФСБ и Владимир Путин: сращивание интересов

Превращение в коммерческую структуру

Формирование этой принципиально новой политической силы, происходившее на протяжении 1990-х годов и продолжавшееся до 2003 года, происходило в три этапа: коммерциализацию, криминализацию и эмансипацию. Практически одновременно происходившие коммерциализация и криминализация были неизбежными последствиями деидеологизации службы во время затяжного общеполитического и экономического кризиса конца 1980-х – начала 1990-х годов. Эмансипация произошла позже и свидетельствовала о завершении возрождения организации и выходе на новый уровень влияния.

В хаосе развала Советского Союза десятки тысяч офицеров российских спецслужб утратили стабильность надежного прожиточного минимума – государство, которое в начале 1990-х годов находилось в глубоком экономическом кризисе, часто не могло платить сотрудникам службы безопасности сил достаточно, чтобы они остались довольны. В этих условиях, когда офицерам не давали достаточно, чтобы оставаться честными и действовать добросовестно, соблазн оказать давление и применить насилие в личных целях был чрезвычайно велик. Наряду с выполнением своей основной миссии сотрудники спецслужб стали искать дополнительные источники дохода, где могли.

Эти сотрудники службы безопасности начали искать как раз вовремя. Недавно легализованные частные компании срочно нуждались в защите от безудержной преступности на быстро меняющемся «Диком Востоке», и теперь у них был капитал, чтобы заплатить за это. Так началась массовая и неконтролируемая коммерциализация спецслужб, члены которой использовали свои связи, навыки и официальные полномочия, чтобы зарабатывать деньги на стороне.

В этом состоянии двойной лояльности эти чиновники быстро научились служить как интересам государства, так и своим личным интересам в привлечении частного капитала. В этом сотрудники спецслужб мало, чем отличались от сотрудников других правоохранительных органов, включая сотрудников милиции, прокуратуры и таможни. В каком-то смысле российские службы безопасности были понижены – больше не в единоличном обслуживании крупной державы, но и в ведении беспощадного бизнеса.

Безопасность бизнеса была не единственной возможностью, которая ждала частично занятых агентов КГБ в начале 1990-х годов. На пепелище Советского Союза поднялось множество организованных преступных группировок, и у властей не было ресурсов, чтобы их остановить. Эти банды воровали, торговали оружием и наркотиками и «защищали» бизнесменов за определенный процент их прибыли. Офицеры КГБ, знакомые как с основами заговора, так и с методами службы безопасности, оказались особенно полезными для такого рода работы.

Работая непосредственно в сфере организованной преступности, разведчики могли рассчитывать на достойный заработок и помощь в решении личных вопросов. Они часто ссылались на операционные причины, чтобы оправдать свое сотрудничество с преступниками, фактически легализуя эту деятельность.

Хотя этот союз мошенников и силовиков имел место практически повсеместно, его развитие в Санкт-Петербурге имело бы огромные последствия для современной России. В этом городе региональные сотрудники ФСБ, городские бюрократы и высшие бандиты сформировали прочную преступную коалицию, которая привела к возникновению системной и систематической коррупции в международных связях, что было беспрецедентным для России и больше сродни расцвету итальянской мафии или американской преступности синдикаты во время Великой депрессии.

Связующим звеном между тремя группами, составляющими эту незаконную коалицию, был чиновник правительства Санкт-Петербурга Владимир Путин. Будучи высокопоставленным чиновником в правительстве Санкт-Петербурга, Путин воочию убедился в величии власти, которую может создать объединение криминальных и официальных элементов в партнерстве. Как высший начальник разведки, он претворил эти уроки в жизнь.

После того, как Путин был назначен главой ФСБ в 1998 году, он реструктурировал спецслужбы, заменив высшее руководство людьми, которых он знал из Санкт-Петербурга, и определил эволюцию агентства в предстоящие неспокойные годы.

Вскоре члены петербургского кружка начали переезжать в Москву и занимать другие государственные должности, а также должности в коммерческих и некоммерческих организациях, аффилированных с государством.

С Путиным в ФСБ организация укрепила свое положение в центре российской политической системы, и этот союз чекистов, чиновников и преступников теперь имел возможность влиять на все сферы деятельности страны. Сложившиеся гражданские и государственные институты не могли противостоять этой угрозе, которая даже начала завоевывать поддержку населения, когда резкий скачок цен на нефть позволил коалиции взять под контроль огромные денежные потоки и делать хорошо принятые популистские жесты.

ФСБ и Владимир Путин: сращивание интересов

Экономическая и политическая деятельность

Первый крупный скандал, продемонстрировавший общественности всю глубину причастности ФСБ к коммерческой деятельности, произошел в 2000 году. В деле «Трех китов» несколько высокопоставленных офицеров ФСБ, близких к Путину, были уличены в ввозе мебели из Китая без уплаты таможенных пошлин и налогов. В конечном итоге вмешался сам президент, и никто из основных обвиняемых не был наказан. Следователи и прокуратура приостановили рассмотрение дела, и в конце концов к ответственности были привлечены лишь второстепенные субъекты.

Через пять лет после «Трех китов» сотрудники ФСБ были пойманы на использовании собственности, принадлежащей их ведомству, в качестве перевалочной станции для китайских товаров, ввозимых контрабандой в страну. Скандал привел к отставке некоторых высокопоставленных лиц, но обвиняемые смогли продолжить свою карьеру в правительстве и частном секторе. Решение по делу сигнализировало о том, что ФСБ стала неприкасаемой, и привлекло группы и отдельных лиц, которые хотели использовать ее значительные ресурсы для решения своих собственных финансовых или внелегальных проблем.

В результате указанных случаев серьезный удар нанесен Федеральной службе по контролю за оборотом наркотиков Российской Федерации (ФСКН). В октябре 2007 года генерал ФСКН Александр Бульбов и несколько его коллег были арестованы по обвинению в незаконном прослушивании телефонных разговоров.

В мае 2008 года, после избрания Дмитрия Медведева президентом, Черкесов был переведен из Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков в Федеральное агентство по поставкам вооружения, военной техники, специальной техники и материалов.

В то время как ФСБ взяла на себя свои новые экономические функции, она также начала проводить политические операции с явного или молчаливого согласия президента, его администрации и Совета Безопасности.

Например, в 1999 году ФСБ участвовала в увольнении генерального прокурора Юрия Скуратова, который годом ранее расследовал возможные правонарушения Татьяны Дьяченко, дочери Бориса Ельцина, и вице-премьеров Анатолия Чубайса и Валерия Серова. Это был один из первых примеров использования ФСБ в столкновениях между элитой.

Следующей смелой демонстрацией силы ФСБ стало участие в захвате частного телеканала НТВ в 2001 году. Контрольный пакет акций НТВ принадлежал холдинговой компании «Медиа-Мост», созданной предпринимателем Владимиром Гусинским. Известный своей редакционной независимостью, канал расследовал серию загадочных взрывов в сентябре 1999 года, в причастности к которым подозревалась ФСБ. Он также выступал против чеченской войны, расследовал коррупцию в официальных структурах, беспощадно освещал трагедию подводной лодки «Курск» и высмеивал чиновников в своем сатирическом кукольном спектакле « Куклы».

ФСБ и Владимир Путин: сращивание интересов

11 мая 2000 года сотрудники Генпрокуратуры, ФСБ и федеральной налоговой полиции провели обыск в помещении станции, а через два дня Гусинский был арестован по обвинению в мошенничестве.

Захват НТВ вызвал бурю. Протестующие провели митинги и пикеты в его защиту, а некоторые региональные СМИ заявили о солидарности с каналом. Тем не менее, станция осталась в руках медиакомпании «Газпрома». Многие журналисты НТВ подали в отставку, и несколько программ маркиза были отменены.

Путин сделал вид, что держится над схваткой, заявив, что он не чувствует себя «вправе вмешиваться в спор между коммерческими структурами».

ФСБ также сыграла важную роль в экспроприации нефтяной компании ЮКОС, что положило начало политическому рейдерству частных компаний в России. Бенефициарами этой операции, которая началась с уголовного дела об уклонении от уплаты налогов в 2003 году, были лица, связанные с силовиками и президентом.

Взяв под свой контроль ЮКОС и заключив в тюрьму его владельца Михаила Ходорковского, команда Путина выполнила три важные задачи: устранение угрозы президентскому правлению, исходящей от Ходорковского, спонсора оппозиции; укрепление собственного плацдарма в стратегически важной отрасли; и отправка предупреждения владельцам других крупных предприятий. Дело ЮКОСа изменило характер отношений между государством и предпринимателями в России: теперь бизнесу разрешили владеть значительным капиталом только в обмен на политическую лояльность и избегание любой критики президента.

Несмотря на то, что были задействованы сотрудники различных правоохранительных органов, все они действовали с санкции ФСБ, руководившей операцией.

Несколько лет спустя, в 2007 году, полиция провела обыск в офисе очень успешного инвестиционного фонда Hermitage Capital, которым управляет британский финансист Уильям Браудер. Когда юрист фонда Сергей Магнитский обнаружил, что представители правоохранительных органов обманным путем требовали возмещения огромного налога на добавленную стоимость (НДС) от имени Hermitage, используя марки компании, очевидно украденные во время рейда, он был арестован и обвинен в неуплате налогов.

Силовики потребовали от Магнитского пойти на сделку и дать показания против Браудера. Он выстоял, и после одиннадцати месяцев заключения Магнитский скончался в тюрьме, предположительно, будучи избитым и страдая от хронических проблем со здоровьем, которые следователи и судьи проигнорировали.

Дело Магнитского было операцией Службы экономической безопасности ФСБ. Его смерть вызвала один из крупнейших международных скандалов в истории посткоммунистической России и побудила Браудера выступить за принятие Закона Магнитского, предусматривающего санкции в отношении российских нарушителей прав человека, в США, Канаде и Великобритании. , и другие европейские страны. Тем не менее, это служило цели информирования иностранных компаний в России о том, что к ним не будут относиться иначе, чем к отечественным.

ФСБ и Владимир Путин: сращивание интересов

ФСБ как «теневое правительство»

Сегодня ФСБ сместила различные государственные институты и продолжает закулисный контроль над всеми источниками власти в России. Помимо своих прямых обязанностей, разведчики помогают решать политические и экономические вопросы в интересах Путина, его ближайшего окружения или администрации президента.

Учитывая свою ведущую роль в управлении страной, ФСБ, естественно, превратилась в поле битвы за власть и ресурсы.

Приоритетом спецслужб остаются люди из ближайшего окружения Путина, поддерживающие свои кланы ФСБ, или офицеры, которые прислушиваются к президенту. С его одобрения эти офицеры могут преследовать руководителей различных государственных учреждений или крупных предприятий, используя широкий спектр методов от подбрасывания улик до агрессивных целевых встреч с целью спровоцировать желаемое преступление. Иногда представители спецслужб просят согласия после того, как операция уже идет, как в случае с Денисом Сугробовым, который возглавлял антикоррупционное подразделение МВД. Команда Сугробова стала мишенью ФСБ, и в 2017 году он был осужден по обвинению в организованной преступности и злоупотреблении властью. В таких случаях исход зависит от того, какая из противоборствующих сторон первой доведет до президента свою версию событий.

Эта система делает Путина окончательным арбитром, не позволяя ему видеть вещи такими, какие они есть на самом деле. Чтобы устранить этот недостаток, он попытался разработать что-то вроде системы сдержек и противовесов внутри спецслужб, поощряя клановое соперничество в ФСБ и не позволяя какой-либо конкретной группе набирать слишком много власти. Например, бывший глава Шестой службы ФСБ Олег Феоктистов, которого многие считают человеком Сечина, был уравновешен Сергеем Королевым, который ранее возглавлял Управление внутренней безопасности ФСБ и принадлежит к другому клану.

ФСБ и Владимир Путин: сращивание интересов

Отношения ФСБ и президента России

ФСБ – излюбленный инструмент Путина среди правоохранительных органов и силовых структур. В целом, наблюдается тенденция к одноканальной системе управления, поддерживаемой ФСБ, поскольку другие агентства, будь то в сфере безопасности или нет, теряют свое влияние. На сегодняшний день конфликты с другими государственными учреждениями обычно разрешаются в пользу ФСБ.

Одно за другим ФСБ превосходила и часто поглощала другие силовые ведомства, от подрыва первого главы Госконтроля Виктора Черкесова в 2007 году до получения оперативного контроля над Таможенной службой под руководством Андрея Бельянинова и Федеральной службой охраны. под руководством Евгения Мурова. Но полное господство ФСБ установила лишь недавно. В начале 2010-х годов Генеральная прокуратура могла эффективно противодействовать агентству и защищать его сотрудников от уголовного преследования, когда прокуратура Московской области незаконно работала с казино, но, по сути, это был последний успешный вызов государственного органа власти ФСБ.

С 2015 по 2017 год ФСБ проявила себя как силовик Путина, когда Управление внутренней безопасности Шестой службы задержало трех региональных губернаторов по уголовным делам. Многие политические обозреватели предполагали, что агентство действовало само по себе, но факты говорят о том, что Путин дергал за ниточки. Губернаторы были арестованы после месяцев кропотливой подготовки, и приказ пришел сверху.

ФСБ – это инструмент, который Путин использует для перераспределения местных экономических ресурсов в пользу избранных кланов, удовлетворения требований общества по борьбе с коррупцией и обеспечения политической лояльности региональных чиновников — излюбленной тактики российского чиновничества. Поскольку экономика страны зависит от ее отношений с западными странами, Путин на словах говорит о демократии, но чистки в советском стиле уступили место тщательно подобранным, громким операциям, которые умиротворяют российских «несогласных» и региональные элиты. Параллельно под прикрытием борьбы с коррупцией происходит перераспределение богатства, ресурсов и доли рынка вне поля зрения общественности в пользу тех, кто близок к Кремлю и силам безопасности.

Сегодня Путин пытается укрепить свой контроль над ФСБ за пределами надзора, который он осуществляет через администрацию и Совет Безопасности. Он стремится наладить регулярную связь не только с директором агентства Александром Бортниковым, но и с руководителями управлений и отделов. Тем самым он вызывает конкуренцию и трения между формальным руководством службы и подчиненными, которым выгоден прямой контакт с президентом.

Особенность статуса Путина заключается в том, что он одновременно руководит ФСБ и является ее основным клиентом. Он является доминирующей силой в отношениях: если он четко выразил свое твердое мнение по какому-либо вопросу, он почти всегда может навязать свою волю через ФСБ. Тем не менее, поскольку ФСБ затмила другие службы безопасности, президент все больше полагается на ее информацию и советы при формировании своего мнения, поэтому хвост виляет собакой.

ФСБ и Владимир Путин: сращивание интересов

Во все большей степени исход корпоративных конфликтов зависит от того, кто первым представил отчет государственным органам, что привело к быстрому подрыву верховенства закона в российской системе. Это существенное отличие от сталинской системы личной власти, поскольку Сталин полагался как на партию, так и на органы государственной безопасности, которые он держал строго раздельными, в то время как Путин полагался исключительно на ФСБ.

В целом ФСБ взяла под контроль весь правоохранительный аппарат. Она настолько тщательно устранила или установила превосходство над конкурирующими службами безопасности, что единственный оставшийся надзор со стороны ФСБ – это личный контроль президента, который пытается управлять им через своего директора и тех, кто ему подчиняется, и проводит политику.

История российской разведки, КГБ и ФСБ за последние тридцать лет необычна. осле периода большой слабости и дезорганизации в первые годы после распада Советского Союза ФСБ стала определяющим и руководящим институтом в путинской России.

В самый репрессивный период советской и даже российской истории Сталин твердо держал НКВД (предшественника КГБ) в своих руках. Сегодня ФСБ – больше, чем инструмент Путина. Его опыт работы в КГБ во многом связан с подъемом ФСБ, многие из его ближайших соратников вышли из рядов КГБ, а ФСБ — его любимый инструмент для работы в России. С этой целью Путин назначил этих сотрудников КГБ / ФСБ на ключевые государственные и коммерческие должности, расширив сферу действия ФСБ далеко за пределы сфер, в которых господствовала тайная полиция Сталина.

Но несмотря на то, что она авторитарна, путинская Россия – более свободная страна, чем Советский Союз, и контроль президента над ФСБ не может соперничать с контролем Сталина над НКВД или даже контролем Советского Политбюро над КГБ. Высокопоставленные сотрудники ФСБ и даже офицеры более низкого ранга могут преследовать собственные планы и амбиции. Злоупотребления и коррупция в верхушке ФСБ отражаются дальше, поскольку более молодые чиновники создают свои собственные вымогательства и рэкет защиты, чтобы обескровить бизнес страны. И по мере того, как различные подразделения ФСБ стремятся получить собственное экономическое преимущество, они начинают конкурировать друг с другом, добавляя еще одно осложнение ведению бизнеса в России – то, что со временем может подорвать стабильность режима Путина.

≋ Городской портал Москвы ᐈ MoscowFY
Добавить комментарий