Художник, зарабатывающий на смерти

Художник, зарабатывающий на смерти

Читайте МН в TELEGRAM Я.ДЗЕН Я.новости G.новости

На сегодняшний день Дэмиен Херст — самый богатый художник в мире, которому откровенно завидуют его английские коллеги. Но завидуют они не столько его таланту, сколько ловкости, с которой тот способен оболванить человека и навязать ему ложные ценности.

Херст — прирожденный мошенник, который способен делать деньги из воздуха в сговоре с ведущими торговцами произведениями искусства, ловко создающими ажиотаж вокруг его работ. Сейчас состояние художника оценивается в 300 миллионов фунтов стерлингов.

Символом его творчества стала акула в аквариуме с формальдегидом. Коллекционеры готовы платить по миллиону фунтов за любое творение Херста. Сам он предпочитает больше не марать руки. На него, как пишет Dayli Mail, работают 150 рабочих, которые потрошат туши мертвых животных. Все эти манипуляции производятся в обстановке строгой секретности. Один из таких цехов расположен на окраинах городка Струд в бетонном ангаре без окон, окруженном высоченным стальным ограждением с видеокамерами и грозными надписями «Не приближаться!». «Мясники» Херста орудуют большими пилами и ножницами, разделывая мертвых животных, чтобы погрузить их в формальдегид.

«Мы редко видели его в студии, — говорит один из бывших подсобных работников художника, — и сами недоумеваем: действительно ли это искусство? Но вот бизнесмен он действительно гениальный». Этому разоблачителю довелось поработать над стеклянными контейнерами, заполненными мертвыми насекомыми, и над рассечением пополам туши теленка так, чтобы были хорошо видны внутренние органы. Потрошат и других животных, чтобы потом погрузить в формальдегидные аквариумы.

Херст занялся торговлей репликами своих самых разрекламированных работ, для этого он и открыл три фабрики, где творятся жуткие манипуляции с мертвечиной. На аукционе «Сотбис» в 2008 году одураченные богатеи потратили 158 миллионов фунтов на его работы. Коммерческий успех был оглушительным.

На работу с крупными животными — зебрами и тиграми — иногда уходит по нескольку недель. Потом их погружают в контейнеры с бесцветным консервантом и отправляют в галереи и частным заказчикам, которые почему-то считают престижным держать у себя трупы животных. Куда дешевле обошлось бы поставить у себя в гостиной обыкновенное чучело.

Херст уже почти не занимается творчеством. Его подолгу не видят в мастерских, в лучшем случае он заглядывает раз в месяц поговорить с менеджерами. С остальными сотрудниками он не общается, им запрещено обращаться к нему с какими-то вопросами. Но зато они научились расписываться за него, ведь им приходится ставить подпись художника на выпускаемой ими продукции. Полученные деньги Херст переправляет в офшор.